Ночлег в винограднике или Крым 2142

Изображения

(серия блогов «Исследование дикого Крыма»)

      Выехав на большую землю, мы обнаружили поселения местных туземцев.
      Запасы топлива подходили к концу после преодоления сотни километров по безжизненному песку Арабатской пустыни.
      Нужно было разжиться каким-нибудь подходящим энергетическим веществом у аборигенов. Видимо, также поступали наши предшественники, поэтому обладающие некоторым уровнем интеллекта крымчане установили емкости с жидким горючим сразу после въезда в контролируемый ими периметр.
      Метров за 300 сзади топливо-хранилища бушевала стена пламени — горела высохшая на солнце скупая растительность здешних степей. Туземцы явно побаивались нас и прятались. Особь женского пола спряталась в невысоком сооружении с массивными стенами и небольшим окошком из какого-то прозрачного материала. Ее лицо выражало широкий спектр эмоций и явный интерес к нам, видимо в ее понимании, потенциальным носителям уникальных для здешних мест мужских хромосом.
      Контакт был установлен. Язык туземцев оказался довольно простым — время на его расшифровку составило всего несколько секунд. Переговоры осуществлялись через щель в стене защитного бункера. Горючее нам подходило, а в оплату за него мы отдали гракушки – раскрашенные куски бумаги, которые нам продали менялы из буферной зоны материка. Имперские рублевки туземка брать не захотела. Нда … Забытая богом земля, оторванная от основного мира, сумевшая вскормить и вырастить отсталую, но вполне жизнеспособную затерянную цивилизацию.
      Мы предупредили туземку о приближающейся к ней стене пламени, на что получили объяснение, что это обычная для испепеляющего сезона сельскохозяйственная процедура по очистке земли от ядовитых сорных колючек. Ну что же, она обладает интеллектом и должна осознавать приемлемую для нее степень опасности.

      Далее мы передвигались по плотным ровным насыпям, обработанным чем-то, что не давало ядовитым колючкам прививаться в этой почве. Насыпи шли прямо по направлениям автомобильных дорог Укреции, так что старинные карты этого региона хорошо подходили для навигации.
      Хотелось поскорее проверить, действительно ли Грязное море восстановилось и стало пригодным для жизни. Тем более, уже темнело и требовалось хорошее место для ночлега.
      Легендарное Грязное море. Из-за сдвига тектонических плит во время коллапса запасы сероводорода поднялись со дна моря, уничтожив попутно всю морскую живность. Потом они сдетонировали, и на месте моря образовалась большая яма с оплавленным дном.
      Путь лежал к древнеуреческому городищу Феодосия, на его месте по слухам была обитаемая база. Но мы съехали с трассы и попытались добраться до берега по старой дороге. Ее остатки не везде были проходимыми. Осторожно двигаясь, получилось выехать прямо на край обрыва перед узким пляжем. Там было море! В темноте слышался плеск волн о песок где-то внизу. В ходе осмотра окрестностей обнаружились гнезда мутантов и горы мусора. Судя по следам, днем мутанты в большом количестве вылезали из своих нор и грелись здесь на солнце среди мусора. Останавливаться там было противно и, может быть, опасно — даже к морю не захотелось спускаться. Мы поехали дальше.

      Было радостно увидеть Феодосию вполне обжитой. Это даже была уже не база, а целое поселение. Множество крымчан, немало мутантов и даже сталкеры. Нас уже никто не боялся. Синева Грязного моря радовала глаз. Но противных мутантов, все же, было довольно много. На базе удалось пополнить запасы провизии свежей едой и водой. Еще хотели попробовать местную кухню, но ни одно заведение не произвело должного впечатления. Проехав дальше по побережью, попали в небольшое поселение Коктебель. Там и поели, благо мутантов было гораздо меньше вокруг. Еще по пути на Коктебель мы по старым картам отметили для себя съезд в сторону Тихой бухты.

      Тихая бухта — по отзывам сталкеров прошлых поколений это одно из малочисленных мест, которое радиационное заражение обошло стороной, и поэтому там прекрасная природа, море и нет никаких мутантов и вообще никого нет. Чудесное место, где мы бы очень хотели поставить лагерь для ночлега.
      Добраться до Тихой бухты оказалось не так-то просто, но проезд проложить мы смогли. И очень сильно разочаровались.
      На месте прекрасного песчаного пляжа оказалось поселение мутантов. Они там были в огромном количестве: Феодосия не идет в сравнение. Буквально под каждым кустом располагалась стая мутантов со своим скромным скарбом. Пляж был заполнен их гнездами. Многие развалили свои уродливые тела прямо на песке. Пока ходили исследовать пляж, к нам подошла стая мутантов в составе молодого самца и нескольких еще совсем юных самок. Они предложили нам купить «кожу мутантов» – местный глюциноген. Было похоже, что они сами уже находились под действием этой дряни. Ужасно представить, что там творится днем. Груды мусора, толпы беспорядочно спаривающихся мутантов, глюциногены в огромном количестве, увядающая природа.
ВАЛЛ-И      Здесь бы очень пригодился с десяток роботов модели ВАЛЛ-И, которые утрамбовали бы всю эту гниль в аккуратные геометрические фигуры.
      Мы поспешили свалить из этого места. Но уже хотелось спать — попробовали отъехать от берега в близлежащее предгорье, там начинался лесок. Все напрасно: весь лесок был завален испражнениями мутантов. Вылезать из аппарата было невозможно из-за зловонного запаха.
      С огромным отвращением от всего увиденного, уже на остатках эмоциональных сил просто поехали куда глаза глядят. Вперед и вперед. Транспортная насыпь вела в горы, следуя по карте старинных дорог.

      Где-то в горах я понял, что скору вырублюсь. Мой напарник уже сделал это. Оставаться на виду в общедоступном месте было опасно, да и просто неприятно. Стал искать съезды. Один из них оказался довольно проходимым и вел подальше в заросли. В свет прожекторов попал съезд на неплохую более-менее ровную площадку. Выехав на нее, я с удивлением понял, что нахожусь прямо в винограднике. Во все стороны от площадки шли прямые ряды виноградной лозы. Этот факт сильно обрадовал меня, особенно на фоне впечатлений от предыдущего места.
      Виноградная лоза, услаждающая взгляд своими художественными завитками, вокруг силуэты горных вершин на фоне мрачного света ночного неба, миллионы пылающих звезд и рассекающий мглу неба млечный путь. Чистый горный воздух с фруктовыми нотками наполнил легкие, когда я вылез наружу. Вся эта картина заставила вспомнить о романтическом слоге мифов древнеукреческой культуры и представить, как древнеукреческий герой Сталин мог во время своих многочисленных похождений устроить такой же прекрасный ночлег в винограднике.
      Я отманеврировал аппарат, чтобы он занял ровное положение, разбудил напарника, и мы быстро устроились спать прямо внутри. Сил уже не оставалось даже на разворачивание лагеря.

      Утро было долгожданным — так хотелось посмотреть, как же выглядит днем это показавшееся прекрасным место. Прелесть! Горы вокруг, уходящие вдаль изгороди с опутавшей их виноградной лозой, зеленые деревья и трава, синее небо и еще не палящий свет восходящего солнца.
      Трудно было удержаться, чтобы не провести пару часиков в таком замечательном месте. Мы устроили завтрак под лозой, и растянули удовольствие подольше. Виноград был еще не спелый, но маленькие ягоды содержали внутри приятно освежающий сок. В пяти метрах от стоянки мы обнаружили заросли колючей малины. Ее ягоды красные пока не созрели, а потом становятся черными. Очень сочная ягода.

      Прекрасное утро. Все ужасы вчерашней ночи позабыты. Хорошо, что есть такие живописные места. Теперь мы можем ехать дальше со спокойной душой, будучи уверенными, что откроем для себя еще не один чудесную тайну этой солнечной земли. Теперь очевидно, что здесь не просто есть жизнь, она здесь цветет, пережив последствия мирового коллапса после череды обменов ядерными ударами.

------------------------------------------------------------
Дополнительные фотки в закрытой зоне