ZАПОЛЯРЬЕ 2011

Изображения

Бивни Черных скал

Осколки кольских горных кряжей
Седые павшие листки
Сплетают каменною пряжей
Ветрам лавровые венки

Идея посетить Кольский полуостров возникла еще год назад, когда мы вернулись с Русского Севера, пораженные красотой тамошних мест. Была даже бредовая мысль поехать на п-ов Рыбачий зимой, но технические возможности оставляют желать лучшего, и решено было дождаться лета.
И так команда единомышленников собрана. Решили выдвигаться, как и в прошлом году из моей деревни, что под Ростовом Великим, все же пробок нет и можно недурно выспаться на свежем воздухе. Правда из-за того, что в пятницу поздновато приехали в деревню, еще потом сверлили дырки под защиту РК и КПП для Денискиной Витары, плюс алкоголь для штурманов... В общем, стартовали в 11.00 субботним утром. Решено было такие города, как Ярославль, Вологда пройти без остановок, т.к. многим они знакомы до дыр.
Долетели до Вытегры, дорогой настиг нехилый ливень, махонький отрезок грейдера, ясное небо, отражающееся в огромной луже перед облупившимся продмагом... Сворачиваем на Медвежьегорск, дорога хороша, машин практически нет.
Вечереет, пора искать место для ночлега. Видим отворотку в сторону Онеги, ныряем туда, травы по капот, … кладбище. Нам сюда пока рановато, едем дальше.
00.45 - нашли съезд у реки Туба, кругом полно палаток, ну и ладно, нам бы выспаться. По паре рюмочек и отбой.
Следующий перегон планировался до Мурманска, но т.к. утро было ясным, но томным, стартовали поздно. И так, 17 июля, пересекаем Беломорканал, наконец-то прошли Межвежьегорск, Кемь осталась в стороне... Дорога шепчет, а точнее кричит: «сбрось газ!», очередной переплыв, очередной пробой подвески и удар колеса о пластиковый обвес, будь он не ладен, пистонов больше нет. Дальнобойщики с ухмылкой: «...в России две беды, одна другую ремонтирует...» В очередной раз убеждаюсь, связь — вещь необходимая в дальних поездках, можно держать большую дистанцию между экипажами, т.к. надоедает все время всматриваться в габариты впереди идущей машины, гораздо интереснее открывать дорогу заново, а если наскучила музыка, можно послушать романтический рассказ шофера проезжающей фуры, правда детей до шестнадцати лет он может немного шокировать, но это уже нюансы.
…. А впереди все та же ухабистая лента дорожного полотна, красивейшие болота с редкими замшелыми сосенками, освещенными лучами белого северного солнца, прорывающегося сквозь свинцовые облака, красота!
Дорога стала лучше, … и вот он, Северный полярный круг! Достигнута широта 66°33′44″ . Теперь мы в Заполярье! Встретили ребят на Аутлендере и Рэкстоне, они тоже едут на Немецкий, мечтают поймать там крабов.
На двух протяженных участках до Полярного круга дорогу капитально ремонтируют, поэтому потеряли много времени, а тут еще на синей Витаре ломаются косточки крепления стабилизатора. Передние обрезанные пружины от Прадика оказались великоваты, и косточки не выдержали такой нагрузки. Ищем эстакаду, находим, снимаем стабилизатор...
Красивейший вид на озеро возле дороги, думали даже встать там на ночь, но съездов подходящих не было. Как обычно пошел дождь, вообще каждая наша стоянка сопровождалась дождем. Зато научились за считанные минуты ставить палатки. И так, чайник бурлит на шелестящей голубыми языками плитке, кто-то в спешке открывает пахучие шпроты, все собрались в маленьком тамбуре шатающейся от ветра палатки.
… «Утро добрым не бывает…» - эту фразу произнес практически каждый, когда вылезал из раскаленной уже дневным солнцем палатки. Благо шестилетний Максим сразу же предлагал поиграть в футбол, и это было как раз кстати.
Такое незапланированное распитие спиртных напитков сдвинуло график движения на сутки… Самое интересное, когда мы все же выехали на трассу, до поста ДПС, открывающего ворота на в Мурманскую область оставались считанные километры. Сам пост тоже интересен, как таможня, все сотрудники с каменными лицами.
Уже вечереет, но белые ночи не дают повода усталости охватить нас, едем дальше, в тумане появляются очертания Хибин. Затяжные подъемы, груженая машина не хочет ехать в горку даже на третьей передаче. Пейзаж становится все суровее: темные макушки сосен, болота и маленькие беленькие «пушистики», мы так назвали эти цветки, растущие белыми пушистыми кубиками посреди болот. И весь этот пейзаж на фоне серого стального неба, в тумане которого бесконечные ряды ржавых опор ЛЭП. Такого сурового пейзажа не встретить в центральной полосе России! А дальше.... Мончегорск. Тундра постепенно превращается в пустыню, лишь редкие деревца, смог, затмивший туман и ни души... Дорога, огибающая Кольский ГМК уходит в туман, мы остановились на пригорке, с этой точки отлично виден комбинат. Конечно такого скотского отношения к природе, да и к самим себе мы еще не видели. Принято считать, что город Мончегорск своим возникновением обязан ошибке академика А. Е. Ферсмана. Он предполагал, что этот край очень богат полезными ископаемыми, в частности, медно-никелевым месторождением. Однако, как выяснилось, месторождение оказалось не таким уж и богатым. Сейчас сырье привозное. Да, есть города, такие как Днепродзержинск, Норильск, Челябинск-40, их масса, искусственно созданных городов с грязным производством, но они были созданы уже более 70 лет назад, и ничего не изменилось, об экологии как тогда не думали, так и сейчас, не говоря уже о людях. Нанотехнологией тут и не пахнет, зато резкий запах серы и прочих низовых выбросов охмеляет мгновенно. Немного фотографий на память и... скорее из этого смога!!
Мурманск встретил нас душевно. Темно-зеленые холмы с разбросанными по ним кубиками панельных домов, потрепанных северным ветром, немалых размеров порт, и конечно же пром. Мемориал «Защитникам Советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны» («Алёша»), разработанный архитектором И. А. Покровским и скульптором И. Д. Бродским расположен на сопке Зеленый Мыс, красивейшее место, сразу же обретаешь чувство покоя и защищенности. Дольше всех живет только память...
Поплутав немного по туману мурманских улиц, заполнив все канистры и баки лукойловским горючим, мы отправились в сторону города Кола. Когда-то здесь и была столица Заполярья, знаменитый своей стойкостью к вражеским набегам Кольский острог — деревянная крепость, полностью приспособленная для выживания в суровых условиях севера. Сейчас конечно от крепости ничего не осталось, как и от многих подобных деревянных сооружений.
… А мы едем дальше, время подходило к утру, в молочном тумане медленно обнажает крутые повороты дорога. Множественные памятники ВОВ, «Остановись, вспомни, поклонись!» - гласит придорожное табло. Вскоре мы уперлись в шлагбаум. Паспортный контроль, счастливого пути... Отворотка на право и все... конец асфальтовым нудным перегонам!
Почти сразу же наткнулись на удивительной красоты водопад. Северная природа делала для нас все новые и новые открытия за каждым поворотом и пригорком. Описать все это в словах не под силу, советую тем, кто не был ТАМ, поехать и ощутить все на себе.
А мы двигаемся дальше... Извилистая дорога, каменистые подъемы, поднимаешься на подъем и из-за тумана не видишь ни спуска, ни камней, которых тут предостаточно, так что пониженная и потихонечку. Маяками в тумане служат ржавые бочки, заполненные камнями и вставленной в них арматурой. Дорожек, а «главная дорога» обозначена именно такими бочками, судя по всему они актуальны в зимний период, когда пробивают дорогу до военных частей. Остановились около губы Кутовой (раньше была Китовая, скорее всего из-за того, что киты выбрасывались на берег именно здесь). Хорошо, ветерок, морох хлещет по щекам, температура +7. Местный рыбак уже приехал на утреннюю поклевку, а мы только палатки ставим.
Несмотря на то, что ночью было туманно, прохладно и сыро, утро было великолепным, легкий ветерок, солнце, теплынь, будто мы на югах. Побродили по окрестностям, ржавого железа со времен Великой Отечественной полно, даже невозможно представить сколько крови здесь было пролито.. Заброшенный поселок Большое Озерко перед глазами. Шершавая фактура облупившейся штукатурки на стене, разбитые окна, провалившиеся балки подгнивших деревянных перекрытий..., и все это на фоне серебрящегося под северным солнцем моря. Но грусть от такого пейзажа сразу пропадает, перед нами первые длинные лужи. Вода прозрачная, можно легко разглядеть дно. Дорога очень интересная, по сторонам видны следы судя по широкой колее вездеходов, которые проехали здесь давно, а нежная тундра до сих пор не восстановилась.
…Тут раз, олень впереди, даже не сразу увидели. Когда он статичен, то сливается с камнями и мхами.
Живности конечно много, но дорога впереди еще интереснее, мост через очередную речушку представлял собой прогнивший перевернутый остов от гусеничной техники. Остановились, осмотрелись, глядим, следы от все того же Аутлэндера, что мы встретили у стелы «Полярный круг»! Он же загружен был по самую крышу. Чудный мостик.
Вскоре добрались до Скорбеевки, само название наводит грусть... Природа берет верх над творениями рук человеческих, теперь в этом поселке господствует только Северный ветер...
Еще пару бродов и выехали к морю. Проезжаем небольшую речушку, благо отлив, и она совсем обмелела. Доехали до поселка Вайда Губа, тоже мрак, далее едем до белых шаров, вероятно колпаки на локаторы. Едем вдоль шаров...
«законсервированные» Уралы, вагончики, кунги... все брошено, но огорожено колючкой на покосившихся столбах. За пригорком виднеется маяк, все это самая северная материковая точка европейской части России, мыс Немецкий, раньше он назывался мыс Кегор. Непередаваемое ощущение, пятнистый ковер тундры, переходящий в острый скалистый берег с врезающимися в него морскими волнами, низкие рваные облака, гонимые северным ветром в неведомую даль... все, дальше только Ее величество Арктика.
Находим место неподалеку от маяка и встаем на ночевку. Громко сказано, времени уже почти четыре утра.
Утро как обычно подняло нас палящим северным солнцем, жара... +20. Исследуя прибрежный массив черных скал, в очередной раз встретили ребят на Аутлэндере и Рэкстоне.
Пейзаж отменный: утки, летящие строгими косяками над рябью лазурной воды, где-то вдалеке показался плавник касатки, совсем рядом с берегом выныривают погреться морские котики, и всем эти управляет незаходящее за горизонт белое солнце. Такую гармонию можно наблюдать бесконечно, всегда что-то новое, и все идеально и слаженно. И кто МЫ на этом празднике жизни? …Зрители, вырвавшиеся из бетонных джунглей города, примчались сюда, что бы посетить театр, в котором главную роль играет нетронутая природа.
В окружении такой красоты устроили дневку. Хотя день здесь круглые сутки, солнце вообще не заходит. И обязательно... купание в Баренцевом море! Без этого думаю ни один странник, зашедший в эти края, не обходился. Это как ритуал.
Все, «прощайте скалистые горы», мы покинули Рыбачий. Движемся по Среднему к «Двум Братьям». Длинные лужи, каменистые подъемы и спуски. Впереди речушка Выкат, рядом деревянный мост. Обследовали дно реки и мост, идти по мосту не стоит. Рядом еще два Ссангйонга стоят, земляки, не решаются на заплыв. Видим на встречу Крузак лифтованный, ...прошел, ему по пороги. «Иди, не бойся...» - говорит мне водитель этого самого Крузера. Прошли все отлично, там и вешка есть, где яма. Правда синяя Витара хлебанула воды в салон, может дверь неплотно закрыли...
Постепенно наплывает белым молоком туман, движемся медленно, подъемы и спуски, много больших огромных камней... , на прилегающей дорожке солдатики копаются с «Уралом», загруженным бочками, судя по всему с соляркой. У «Урала» сломана рессора, перекошен на один бок. Ищем «Двух Братьев», но дорога уходит наверх по камням и упирается в военную часть, «проезд и проход запрещен!», гласит едва заметная надпись на ржавой табличке. Разворачиваемся, вскоре находим нужный съезд. Двигаемся вдоль тридцати метрового отвесного склона, сложенного из сланцевых пластин, справа в млечном тумане виднеется Ледовитый океан, впереди на нас выплывают два огромных каменный сейда - останца. По преданию Саамов, данные сейды являлись воплощением двух окаменевших колдунов (нойдов) Киипери-Укко и Киипери-Акка, которые 10 тысяч лет назад властвовали в этих краях, но принесли много зла и несчастья, в наказание были превращены в камень. С научной точки зрения данные сейды были образованы в период, когда суша подымалась, и океанические воды уходили. По сути, это бывшее морское дно.
Покидая двух братьев, окутанных влажным туманом, уперлись в крутой каменистый подъем, взобрались, опять та же военная часть и «проезд запрещен». Нам уже все равно, едем мимо ржавой, искореженной техники, начался морох. Навстречу бежит солдатик, весь в каком-то рванье, пропах соляркой и табаком. Спрашиваем, как выехать к батарее Поночевного. Говорит, что можно и низом, но только на вездеходе, через часть проезд запрещен. Подбегают еще двое, один пацаненок, лет семи, в рваных матерчатых перчатках. Попросили нас развернутся. Делать нечего, возвращаемся к «Двум Братьям» и обратно на развилку. Дальше ищем отворотку.
Нашли вроде, едем, вот оно, орудие!
«Конец врага всегда плачевный, когда стреляет Поночевный!» - этот девиз, придуманный моряками Северного флота, как нельзя более точно характеризует боевую службу Федора Мефодиевича Поночевного, бывшего помощником командира, а затем и командиром прославленной 221-й береговой батареи Северного флота, а потом и 140-й батареи, которые провели наибольшее число стрельб по морским целям во всем Военно-морском флоте СССР в годы Великой Отечественной войны. Закончил войну Поночевный в должности начальника штаба 113-го отдельного артиллерийского дивизиона, в состав которого входили эти 130-мм батареи, а также новая 152-мм батарея № 210, вооруженная пушками МУ-2 и построенная во второй половине 1943 года.
Эти батареи были размещены на полуострове Средний и могли обстреливать узкий входной фарватер, ведущий в залив Петсамо, где располагались порты Петсамо и Линнахамари. Из портов залива Петсамо немцы вывозили важнейшее стратегическое сырье – никелевую руду, а также осуществляли через них снабжение своей армейской группы «Норвегия», имевшей задачу захвата Мурманска.
Едем в сторону Титовки, проезжаем немного по немецкой дороге и решаем вставать на ночьлег, т.к время 6 утра. Созвонились с Москвой, днем нужно быть в Мурманске, незапланированно приезжает еще один участник наших скитаний по северам.
Поспали часа три, крепкий зеленый чай, первый раз решили заправить баки. Опустошив канистры, гоним в Мурманск, на вокзал. Жаль, что так рано пришлось покинуть Рыбачий, бродить там можно неделями, изведывая каменистые тропы. Мы еще сюда обязательно вернемся, и в другое время года, когда тундра цветет огненными рыже-красными мхами...
22 июля в три часа дня мы прибыли в Мурманск. Город встретил холодным вокзалом, затянутым тучами небом и красивыми девушками. Взяв на борт нового штурмана, и пополнив запасы продовольствия, мы незамедлительно отправились на Юг.
Опять кислый запах Мончегорска, дальше полу заброшенные Апатиты и Кировск. Заколоченные окна, заброшенные панельные дома, бухающая беременная молодежь на остановках. Только ночью наконец выбрались на дорогу, ведущую к базе МЧС - предполагаемое место ночевки. Дорога, проходящая сначала в долине, которая постепенно сужалась в ущелье, представляла собой каменный "триал" и время от времени перерезалась горными реками. Девственная красота Хибин, плотный туман, обволакивающий все вокруг и низко стелящийся над горными озерами, влажные камни, отражающие постоянство белой ночи, горы, прячущиеся за пелену тумана, - все это создавало незабываемое мистическое впечатление, наверное самое запоминающиеся за всю поездку. Ближе к утру 23 июля, мы наконец добрались до перевалочной базы МЧС. Ставить палатки почти никто не стал, и после продолжительного ужина отправились спать в автомобилях.
Дневка в Хибинах. Отдых после вчерашнего, восстановление сил, поход на красивейший горный водопад. После обеда пошел дождь, и мы направились в сторону Кузомени. Долетели до Кандалакши, магазин, и дальше вдоль южного побережья Кольского п-ова. Решение не заправляться в Умбе сыграло злую шутку, но об этом позже... Дорога великолепна, изредка проскальзывают отблески солнца, отражающиеся в Беломорской глади. И вот опять он, Его величество грейдер. Кстати, вполне ухоженная терка, больших камней и глубоких ям практически нет (сравниваю с пинежским грейдером).
Все как положено на такой дороге, дистанция между машинами около километра, на скорости 90км/ч. едем почти без дрожи... Достаточно быстро добрались до песков Кузомени, сама деревня ничего интересного из себя не представляет, ни одного старого дома. Покрутились там и поехали искать место для лагеря. Мчимся вдоль линии прибоя, красота, да и только!
Песчаный пляж плавно подходит к большому лугу, покрытому мелкой растительностью. Именно на ней, в метрах 10 от линии прибоя расположен лагерь. Вдоль берега, на несколько километров от лагеря в обе стороны, разбросаны бревна и доски - останки высохших сосен и развалившихся сооружений. Деревья здесь не растут, вернее, росли ранее, но, по всей видимости, вследствие геологических процессов возобновление лесного покрова не происходит. Гуляя позже по берегу, была замечена невысокая сухая сосна – наверное, последнее дерево на побережье. Дальше за полем опять начинаются пески, которые подходят к самому лесу.
Обнаженные корни елей, песчаные дюны у опушек хвойного леса – четко видно как постепенно "пустыня" отвоевывает все большие территории у тундры.
День прошел в шатаниях по пляжу, мелком ремонте боевых коней (поставили новые косточки стабилизатора, долили масло в передний мост бежевой Витарке, потек правый сальник... Вечером - купание в Белом море. Песчаная отмель и сносная температура воды никак не вязались в сознании с образом холодного северного моря.
26 июля. Не было никакого желания разбирать лагерь и ехать дальше. Тем более, погода наладилась - стало значительно теплее.
Однако, позавтракав, последний раз прогулялись по морскому дну в период отлива, полюбовавшись огромным цвета слоновой кости просоленным морскими водами пнем с бивнеобразными корнями, изъеденными жучками, еще до полудня мы отправились в обратный путь. Катания по пескам на пониженной и на полном приводе лишили нас большого количества топлива, а ближайшая заправка только в Умбе.
Все же решаем заехать в Варзугу. Это одно из самых древних поселений на территории Кольского полуострова, впервые упомянуто в 1466 году.
По переписи 28 января 1897 года в селе насчитывалось 793 жителя (8,5% населения Кольского уезда). В 1910 году в селе был 1001 житель в 161 дворе. Село расположено на двух берегах реки Варзуги. Левая, более древняя сторона села носит название Никольской, а правая — Пречистенской, или Успенской стороны (по названиям храмов). Через реку на другую сторону села можно попасть только на лодках, благо такой вид транспорта здесь очень развит. В Варзуге почти закончено строительство гостиницы, реставрируются церкви. Паломников тут бывают толпы.
Обратный путь от Варзуги до Кандалакши был значительно интереснее, бензин близился к концу, одна машина наскочила на ряд булыжников, нормально, защита уперлась в редуктор. Докатились до Умбы, с горок уже накатом, экономя последние литры. Заправка «Роснефть», разминка, протирание приборной панели от сантиметрового слоя пыли после грейдера и далее... В Кандалакшу, где пришлось купить новую рацию для нашего экипажа, еще на хибинских тропках что-то в ней стряслось, и даже после перепаивания всего, что на вид плохо держалось, она осталась никчемной вещью.
Планировалось к вечеру доехать до Беломорска и там остановится на ночевку, как все получилось, в конечном счете, чуть ниже.
К вечеру мы действительно добрались до Беломорска, правда еще на подъездах к этому городу в воздухе повис отчетливый запах гари и дорогу в некоторых местах заволакивали облака дыма. Сразу возникло предположение, что горят торфяники, но так как дыма было немного, мы ехали дальше. В Беломорске запах усилился, и возникло ощущение, что горят не торфяники, а мусор. Хоть было уже поздно, было принято решение не искать ночевку в округе, а ехать дальше в сторону Сегежи и искать отворотки к водоемам. Нужно сказать, что участок дороги (М18) от Кандалакши до Сегежи проходит через заболоченную местность, но об этом мы почему-то не подумали. Первая найденная отворотка вела в лес и согласно навигаторам должна была вывести на берег одного из бесчисленных озер. Именно здесь мы явственно почувствовали на своей шкуре, что такое хреновые карты в навигаторах. Дорога представляла собой каменистую колею, окруженную густым сосновым бором - тесно растущие сосны вырастали из ночной тьмы плотной стеной деревьев, изредка разрезаемой небольшими полянками и прогалинами. «Мертвые с косами вдоль дорог стоят...», - в мозгах зазвучали слова из известной песни. Так как лес был очень густой, то и темень там стояла кромешная. Настолько живописного и труднопроходимого леса мы давненько не встречали. Образность картины усиливало ночное время суток. Иногда сквозь стволы можно было разглядеть небольшие заболоченные лесные озера или просто болото. Прямого выхода к озеру мы так и не нашли, зато упорно двигались все дальше и дальше по лесной дороге. В конечном счете, добравшись до ж/д путей и поняв, что кружить тут можно долго, решили возвращаться на трассу. Возможно, где-то там и было озеро, но подъезды к нему явно заболочены, как и все водоёмы в округе. Потеряв в общем счете около 2 часов, мы наконец выехали на трассу. Все уставшие и измотанные, нам хотелось просто где-то переночевать. До Сегежи оставалось 64 километра. В Сегеже есть гостиницы и именно туда мы направились.
В Сегежу мы приехали уже к утру - было около 3-4 часов. Город ужасно не понравился - огромное количество пьяной молодежи, ужасно воняющий целлюлозный комбинат, а самое главное - мы не нашли где переночевать. В одной из гостиниц заселение только в 12 утра, в двух других просто не было свободных номеров. Наверное, судьба играла с нами на выносливость, а вернее с пилотами - как-никак, 16 часов пути, 2 из которых, - по труднопроходимой лесной дороге. На этом ночные скитания не закончились. На обратном пути была замечена отворотка - и вновь мимо. Она вела к дачному поселку и места для ночлега мы там не обнаружили. Выехав на трасу, возле поворота на Сегежу еще одна отворотка. Уже без какой-либо надежды направились по ней. Справа рос сосновый лесок, и через метров 300 от начала отворотки одна из машин юркнула в чащу на разведку. Большая поляна была действительно найдена, но при ближайшем рассмотрении она оказалась заболоченной, и рядом была свалка. В конец, измотанные мы вернулись на шоссе, на тот же поворот на Сегежу. До конца веря в российскую дорожную инфраструктуру, кто-то направился в придорожный мотель, который располагался тут же, на перекрестке. Номеров оказалось всего два и те заняты. Ехать дальше куда-то, искать другие места для лагеря - об этом никто даже и не думал. На этом же перекрестке располагались АЗС и большая стоянка для дальнобоев. Там мы и заснули, прямо в машинах, пожёванные долгой дорогой и с абсолютной безразличностью где кинуть кости.

27 июля. Проспав несколько часов, разгибая одеревеневшие шеи, около 10 часов утра мы продолжили путь домой. Следующим пунктом был Петрозаводск. Там планировалось взять билеты на катер и посетить о. Кижи. Приехав в Петрозаводск и узнав стоимость билета на катер в один конец (1100 руб.), идея как-то сама собой отпала. Пообедав в этом замечательном солнечном городе, который нам чем-то напомнил крымские курорты, мы тронулись дальше на Юго-восток - необходимо было успеть на паром в Вознесенье.
Благополучно переправившись, мы продолжили путь вдоль Онежского канала. Где-то здесь предполагалось устраивать ночевку. Памятуя о вчерашнем горьком опыте, поиском мы начали заниматься заранее. Долго искали съезды и отворотки. Расписывать все это не вижу смысла. С каждой неудачной отвороткой, мысль, что придется опять спать в машинах, приобретала, прямо-таки фаталистический оттенок. В конечном счете, осознав всю бесполезность дальнейших поисков (опять «повезло» с заболоченной местностью) и, отъехав от трассы на небольшое расстояние, мы разбили лагерь. Небольшая рощица отгораживала от дороги, а чуть ниже живописно красовались стога сена.
28 июля. Через Вытегру отправились в Белозерск. Перед паромной переправой словили дореволюционный костыль в заднее колесо. Зашел прямо в толщину боковины, но не насквозь. Так как приехали довольно поздно, музеи и соборы посетить не удалась. Зато отлично прогулялись по древним валам белозерского кремля. Вечером, недалеко от паромной переправы быстро нашли место ночевки.
29 июля. Выезжая утром на трассу, немного поиграли в «офф-роад». Для полноты эффекта, когда вытаскивали машину, пошел ливень. Немного покопались и поехали дальше. Переправившись и искупавшись тут же, около парома, двинулись в Кириллов.
День прошел в посещениях монастырей. Правда, основательно погуляв по Кирилло-Белозерскому монастырю, в Ферапонтов монастырь мы приехали к закрытию. Побродив в окрестностях, через Череповец отправились дальше на Юг. Последний лагерь поставили на Рыбинском водохранилище. Чувствовалась некая "тяжесть" места, наверное, это было связано с судьбой городов и деревень, ушедших под рыбинские воды навеки. Хотя и тут проявляется двоякость произошедшего — все же, если бы не Рыбинская ГЭС, Москва осталась бы без электричества во время Великой Отечественной Войны.
30 июля вечером мы были уже в красивом подмосковном городке Дубне.
Горячий душ и ужин в неметаллических тарелках поставили точку в этой экспедиции.
Выводы:
Море положительных эмоций, а так же каждый выявил для себя технические и организационные недоработки данной поездки, и главное познал самого себя. Надеюсь, в ближайшем будущем мы созреем для покорения новых вершин, скорее всего в другом формате. Ведь какой смысл попусту рассекать по просторам нашей Родины? Что ты поймешь о жизни в России, если едешь в своем комфортном вакууме, слушая любимую музычку и наслождаясь видами природы? Ничего... Важно понять, как люди живут, а точнее выживают в этой необъятной и великолепной стране с гордым названием, - Россия.
«...Жизнь познается в сравнении».

Видео можно посмотреть здесь - http://photo.qip.ru/users/denismur/v...96830cb5/view/

Comments

Шикарный отчёт! только фоток не хватает. На маяк на Немецком не пускали? Ездили на двух СГВ?
___________________________________________
Нас невозможно сбить с пути, нам пофигу куда идти

на маяк можно попасть только с августа

Угу:sad: Вроде даже с середины августа нам говорили.
___________________________________________
Нас невозможно сбить с пути, нам пофигу куда идти

Очень здорово написано!
Вот когда вы искали место для ночевки, у меня прям мурашки побежали - с нами все так же было, только от Беломорска до Онеги:smile:

Фотки хотелось бы посмотреть...

Ссылка на фото - http://photo.qip.ru/users/denismur/151090442/170612458/

Спасибо, ТАМ бы еще зимой побывать, наверное еще интереснее,
но только техника пока не позволяет ехать туда зимой в режиме полной автономиии

Вот все больше прихожу к мнению, что ночевать нужно в машине, соответственно оборудованной для этого, и никаких заморочек с палатками, тентами. Съехал в первый попавшийсчя съезд, от тракта подальше в лес забурился, чайку и спать на спальную полку под убаюкивающее урчанье неприхотливого дизеля... мечты.

В МАЗе:laughing:

Посмотрела фотки - понравились. А как к Вам в фотоальбом затесались Андрей на УАЗе и Шел??? Или Вы там встретились?

Россия - это такая самая большая деревня, где местные жители, естесственно, периодически случайно! встречаются, то в одном конце (на Среднем), то на др. конце (в Вершинино), то вообще хрен знает где в лесах Карелии. Мы уже к этому привыкли. Что характерно, друг друга узнают по внешнему виду авто, т.к. в инете видели фотки, и знают друг друга по никам, а не по именам.:laughing:

на Среднем (эти фотки и есть в альбоми), при том время было около 2-х часов ночи.
А остальное - это случаи из наших путешествий, как народ встречаем с разных форумов в такой дали. :laughing:
про подмосковье я уже не говорю.

Виделись мы два раза. Вначале на Онеге, когда туда ехали, а потом на Среднем. Идем, в тумане на встречу две танковые фары, два уаза и шевик. Вот и давай обсуждать, кто и где... Вобще встретили полно народу с форумов и так за всю поездку.

Про Онегу (город) вообще не помню. Мы там только в сентябре были. А на Среднем – в июле. А на Онеге (Онежском озере) вначале я все проспала, ниче не помню.

Submitted byShel on ср, 12/21/2011 - 18:34

Ответ на от Гдея

Когда на Кольский ехали, первая начевка была на Онеге. Там еще ночью NEWхищник приехал, с которым так и не удалось пересечся...

Форд Транзит, Пежо Бокстер, Рено Трафик, уже культовый Фиат Дукато - только это басы, там выбрасывают задний ряд сидушек, ставят съемную полку-спальник, пара зоков помещается с полным комфортом, трое - более-менее, шмотки - под спалку....только в бас лезет человек шесть, тогда и неделя на Кавказе или в Крыму получается копеечная по бензину, а вазить на басе пару человек, ну не знаю, не знаю.
Еще ценник самого девайса - то же не дружественный к туристу.
ЗЫ Из легковушек знаю Nissan Primera старая, универсал, у него кресла в линию раскладываются, очень удобно....наверное еще есть что-то....
______________________
Мы не думаем - Мы едем!