Вот, наваждение - Франция!

Изображения

Заметки про шарм и безлюдный Париж (крыши, клумбы), а так же, про пикник и банкет.
Заметка 1. О французском шарме. В первую свою поездку во Францию, в винный регион Лангедок-Руссильон, больше 10 лет назад я всё хотел подметить, всё хотел понять, сравнить со своею русскостью. Пил вино, смотрел на Францию, но... как в песне Ю.Кукина: Я иногда проходил через этот город - Мне бы увидеть, а я его не замечал. И за молчанием или за разговором Шел я по городу, вышел и не повстречал.
Из той поездки запомнился только один момент, когда я почувствовал, что такое французский шарм, и это чувство потом многократно повторилось в воспоминаниях, а это знак того, что это было настоящее, важное. Сожалел потом, что не схватил, не купил, не сфотографировал, не нарисовал то, что меня осенило-торкнуло. В городке Перпеньян мимолётно увидел в киоске одну вещицу сделанную из соломы и веточек. Я уже толком не помню, что именно это было, а чувство которое она вызвала запомнил. Была она для меня чужеродна и поэтому была диковинной, в принципе что-то невиданное мною раньше. Поэтому и привлекло внимание. Вокруг повсюду были и другие диковенные вещи, как например гигантские кепки восьмиклинки, которые лихо обвисали на головах молодых людей - рабочих: наверное полметра в диаметре. Но это не то. Особая кепка - всего лишь экзотика, непривычность. А вот вещица в киоске - особая часть французскости - шарм, то что позволяет отнести вещицу к высокой красоте. Не минимально красиво, как например бывает естественно красив искривлённый корень дерева, а максимально красиво, когда с помощью пучка соломы, пары сухих веточек делается сезонная вещица и ты понимаешь, что вот эта красота искусственно и искусно созданная, не по японски подчёркивается осенность осени и соломенность соломы, а использование соломы как цветового пятна, по-импрессионистски умело используя цвет и фактуру материала и вся вещица - гениальные мазки кистью, и в то же время вся вещица выглядит как художественная миниатюра, и в то же самое время ты понимаешь, что это всего лишь солома, и она осенью дышит, и что вещица эта - всего лишь иллюзия, и так до бесконечности. Французская эстетика имеет параллель с японской: общий знаменатель у них - простота. Но у японцев и в числители простота, а у французов в числителе - сложное. Вот уж какая нация в красоте, как рыба в воде.

И вот, ещё одна поезда в апреле-мае 2012 года в винно-устричный регион Бордо по маршруту Париж - Бордо - Аркашон. В этот раз я собирался во Францию и готовился к встрече с прекрасным серьёзно: уж теперь-то не упущу, думал я, сфотографирую, уловлю-поймаю квинтэссенцию этого неуловимого шарма. Неа, не встретил, не сфотографировал. Он очевиден и неуловим - французский шарм. Будь то архитектурные детали - шарм, будь то почти каждодневно меняющиеся, но не перестающие быть утончённым совершенстовом витрины бутиков с женской одеждой - шарм: да, про каждую такую витрину можно трактаты писать, описывая как насквозь "шарм" вся витрина в целом и отдельные детали выставленной одежды, даже для такого равнодушного, в общем-то, к одежде медведя как я. Можно и кучу фоток наделать, а всё едино что-то главное ускользнёт, не будет целостности: невозможно красоту передать разложив её на составные части или взглянув на неё с одной точки. Так же, как никогда не догонит черепаху греческий скороход, если дискретно подойти к манере его передвижения: каждое мгновение вдвое уменьшать расстояние между ним и черепахой - уменьшать вдвое можно до бесконечности...

Заметка 2. Париж, весна... Париж влюбляет в себя с первого взгляда. Перед поездкой всё искал в инете за что любят Париж. Штирлиц - совсем недавний символ мужской элегантности - своё обожание Эдит Пиаф оправдывал своею любовью к Парижу. И я теперь знаю за что я влюбился в Париж: он человечный, он средневековый, он ни разу не столичный, он... Надо признать, бессмысленно это - объясняться в любви к городу публично: кто не был - засомневается, кто был, тот и сам всё знает.
Флейтой Пана трубы гудят,
Как капитаны окна глядят.

Ещё трубы Парижа и багряник. Я сначала думал, пока не вгляделся, что это вид сирени. Оказалось это церцис, багряник, иудино дерево - одно из самых распространённых декоративных растений во Франции. Это ж про него Заболоцкий написал:
"Когда, страдая от простуды,
Ай-Петри высится в снегу,
Кривое деревце Иуды
Цветет на южном берегу.
Весна блуждает где-то рядом,"
Именно на церцисе Иуда и повесился, а не на осине. Ну какие в Иудее осины? А церцис до Иудиного пове́шательства цвёл, говорят, белым... А ведь грех Иуды не в том, что он Христа предал. Христа предали все его Апостолы: трижды отреклись. Один Иуда не покаялся, а убил себя.

Ещё одно обычное дерево для Парижа - каштан в саде Тюильри.

Мост около сада Тьильри: каждый замок - чьё-то единение сердец, а ключ брошен в Сену.

Во времена д'Артаньяна Люксембургского сада ещё не было, только-только расчистили место для него. Поэтому здесь тогда была масса дуэлей со шпагой наперевес. Сейчас Люксембургский сад - удобное место для пикника с народным ножом французов Oпинель наперевес. На фото фрагмент клумбы в Люксембургском саду на месте дуэли д' Артаньяна с... ну, когда он лорду Винтеру жизнь спас.

По азиатской привычке решил начать с рынка, где в азии, обычно, больше всего проявлен город. Блошиный рынок - нечто среднее между московскими рынками "черкизон" и "вернисаж". Отличное место на Блошином рынке, хотя тоже "длятуриста", забегаловка, где очень громко поют шансон, дают кусок мяса по божеской цене, и вино, и всегда масса народу, и всегда для любого найдётся местечко. Но не этим мне показалась интересна эта забегаловка, а вот чем: французы обожают своё самобытное творчество, не стесняются его, и гордятся им: в заведении все стены были увешены чьими-то неумелыми трогательными картинками с ценниками. И всё это было гармонично с поведением пожилых официантов: ты тут же узнаёшь, что официанты - владельцы заведения, они очень по-свойски обращаются со всеми - как со старыми знакомыми, по-домашнему, ну, очень располагающе. Этим же настроением домашности и человечности, с неумелыми трогательными картинками (наряду с мастерски исполненными), пронизан монпарнас.Правда, устаёшь, в конце концов, от этой "длятуриста" индустрии. Лучше расслабиться и просто глазеть, не вникая - наслаждаться флёром богемы.
На фото Монпарнас - холм, забитый туристами - культовое место Парижа.

Заметка 3. "Пикник - самая французская форма еды."
Как-то неловко себя чувствуешь, когда ешь в публичном месте в России и совсем другое чувство, когда делаешь это во Франции. Очень частая картина, чего никогда не увидишь в России: идёт человек, а из сумки торчит общипанный багет - человек отщипывает кусочки и ест на ходу. Хлеба французы едят много! А на хлеб кто намазывает, а кто и накладывает фуа гра и паштеты всякие. Ливер, в общем.
Признаться, меня удивляют люди, которые с известным восторгом, покупают молочные и кисломолочные продукты на рынках Москвы. Ну, как же: Деревенское! Домашнее! - их аргументы. Кто ездил по подмосковью, много он видел тучных молочно-мясных стад? Да, на 200 км вокруг Москвы ничего живого частно-крестьянского напрочь не найдёшь! А если и найдёшь (был у меня такой сосед по моей бывшей даче на 36 км Можайского шоссе: прям на обочине шоссе был и есть до сих пор у него коровник да свинарник), то им точно, с их крестьянским образом жизни, не до торговли в столице - на месте всё раскупается на раз. Домашнее - это в грязной кухне да на коленке? Ну, в общем, я, с моим скептицизмом, никогда у частников ничего не покупаю, как-то всё больше верю в технологии, выбирая их как меньшее зло. А здесь, в Аркашоне, где на местном рыночке и колбаса домашняя, и всякая доморощенная снедь, попался. Продавщица-частница уж так закатывала глаза да заламывала руки, когда продавала крошечный кусочек "своего" фуа гра по цене развесного золота. Дома попробовал, оказалось жир без цвета и запаха. Зато, в гипермаркетах - разлюли-малина: и намажут, и покажут, и попробовать дадут. И лучшее фуа гра (технологии всё ж таки рулят, ура!) оказался таки консервированный, не дешёвый, но с отчётливым вкусом, наконец-то, печёнки. А печёночный паштет я очень люблю, хотя ем его раз в 10 лет. Интересно, что печёночный паштет в России ассоциациирует с гусиной печенью, а во Франции - с утиной (ну, это если я правильно всё понял). Здесь, в Аркашоне, как и в подмосковье на многие десятки километров вокруг нигде, тебе, ни коровка на лугу не мукнет, ни поросёнок в пахучем свинарнике не взвизгнет, ни пресловутая canard со своей печёнкой не крякнет.
Печёнка утки - самая дорогая основа для паштетов и фуа гра, если подвергнуть анализу в разрезе "цена-состав" то, что на полках магазинов. А вокруг на 100 км одни пустующие (я был в мае-апреле) дачи-виллы столичных бездельников. Не знаю, не знаю, не верю я в чудеса. Других паштетов множество в магазинах, что-то повкуснее, что-то поперетёртее. Похоже отдалённо на наш холодец. Холодец из говядины, пожалуй, повкуснее да и поздоровее будет, если на пурины не обращать внимания - не так жирно как ливерные паштеты, фуа гра.

Французские мягкие сыры. Опыт над сырами у меня был поставлен вот какой: в течение месяца специальный второй завтрак "сравнительный" из 5-7 сыров с вином, при этом первая половина пробуемых ежедневно сыров были камамбер-бри, вторая половина - новые для меня сыры. Побочный результат - 4 кг прибавка в весе.
Выводы: поезда во Францию ничего не изменила в моём вкусе: у них сыры такие же, как и в Москве, которые в Ашане можно купить (простите меня, гурманы). И ничего в моих пристрастиях не изменилось: как любил я камамбер и бри - гениальная еда! - на мой вкус; пожирнее - повкуснее, а постные не так вкусны, но и не так вредны, так и остался я им верен. Другие сыры или были хуже, или вообще в рот не возмешь, каким оказался скользкий мюнстер с кумином. А твёрдый сыр - это почти не французское. Подсмотрел одну вещь... Читал, что французы мягкий сыр щупают. Сам видел эту обычную у них в магазинах картину: берёт француженка коробочку с сыром, открывает её и обыденным движением большого пальца руки с силой надавливает на обёртку сыра. Для меня это был спорт - понять что они ощущают когда давят на сыр большим пальцем руки: редкая коробочка с сыром во всех гипермаркетах в округе не была мною обследована. Вывод: выдержанный сыр чуток мягче, но он весь оказывается в месте уценённой распродажи, а свежий сыр - твёрже, но он не уценён, как правило. Наверное французы какие-то полутона твёрдости сыра ощущают, недоступные мне.

Пикник во Франции - для туриста первое дело! Заходишь в ближайший гипермаркет (их непросто найти и лучше перед поездкой узнать их адреса в инете - они есть обязательно во всех городах и во всех районах всех городов Франции), набираешь мягкого сыра (овечьго, козьего, коровьего), паштета, багет, листвы-салатов в пакетах, выбираешь вино, обращая внимание главным образом на то, чтоб крышка бутылки была отручивающаяся, а не пробковая, чтоб можно было открыть без штопора. Сжимаешь в кармане буковую рукоять складного ножа "Опинель" в предвкушении и выискиваешь кроны деревьев, под которыми устроишь себе праздник души.

Заметка 4. "Пиршество (банкет) по-французски".
Марк Твен, "Пешком по Европе": "Мы научились с терпением, с благодушием, с удо­вольствием переносить медлительную церемонию таб­льдота. Мы съедаем суп, затем ждем несколько минут рыбы; еще несколько минут — тарелки сменены, и пода­ется ростбиф; еще перемена — и мы едим горошек; еще перемена — едим чечевицу; перемена — едим пиро­жки с улитками (я предпочитаю кузнечиков); переме­на — едим жареных цыплят с салатом, затем землянич­ный пирог и мороженое; затем свежий инжир, груши, апельсины, свежий миндаль и прочее; напоследок — кофе. Вино, разумеется, к каждому блюду — ведь это Франция."

Мой по-настоящему французский обед случился в Бордо, на улице с символичным именем Бухан (Buhan) в неприметном ресторане, но про который наш знающе-активный московский гид по скайпу говорил с восторгом: "Мишленовских звёзд у него нет, пока, но мишленовские эксперты его рекомендуют! Я вам (мне с женой) заказала столик на вечер, на сегодня на 20.00! Вы не мудрите, а попросите, что бы официанты вас сами накормили, на свой вкус." Нас толкнули - мы упали, нас подняли - мы пошли... В 20.00 были на месте - мы, пока что, первые и единственные посетители. Сослались на заказ столика по инету на "мадам Наталия" и нас усадили. Мне показалось странным - эта игра в заказы, если ресторан пуст. Но когда мы уходили, ресторан был полон. Скажу сразу: обед удался! Это был вечер незабываемых сюрпризов, из тех, которые на всю жизнь. Один раз.
Сюрприз №1: стена у которой я сижу состоит из панно, на которых наклеен натуральный грунт из разных винодельческих районов Бордо. Прям как по заказу: мне давно хотелось глазами пощупать то, что родит местную славу. Белёсая смесь песка и известковой глины с известковой галькой - местная Мать-Сыра Земля, и названия Medoc, Grav... В общем не чернозём и, по моему крестьянскому расчёту, на такой грунт без слёз не взглянешь. И ведь умеют же люди на этом нищенском субстрате выраситить мировую виноградную легенду! Поворачиваю голову от панно - официантка пытается принять заказ.
Сюрприз №2: что-то в лице и интонации официантки располагающее, как будто мы знакомы много лет, или, даже, не просто знакомые, а родственники, ну точно, "родственница", по маминой линии - полная иллюзия. Что за фантазия? Но, мы по-французски не бум-бум, а она ни по-английски, ни по-русски. Убегает и тут же подходит молодой человек-официант с протокольной внешностью комсорга 30-х годов: стрижка, в чёрном костюме-паре, при белой рубашке без галстука. Я поискал глазами комсомольский значок на лацкане. Опять то же ощущение: что-то в его тоне и интонации располагающее, как будто мы знакомы много лет. Так, что же это за фантазия? Такая простота общения, такое что-то мирное в прямо смотрящих глазах, как и у официантки "родственницы", и то же самое было в Париже, в глазах пожилых официантов - владельцев кафе на территории Блошиного рынка. Непонятно.

Отступление от банкета:
Из инета: "В 1870 году, во время четырехмесячной осады немцами Парижа, жители города съели всех кошек, собак, ворон и даже крыс. Был съеден весь парижский зоопарк. Одна луковица на рынке стоила 5 франков, а национальный гвардеец получал полтора франка в день. И тем не менее рестораны не переставали работать. Меню одного ресторана в Латинском квартале: /Конина "по-модному"/ /Ослёнок, именуемый телёнком/ /Крысы в шампанском/ /Собачьи мозги (очень популярны)/ /Консоме из лошади с просом/..."
На фото гравюра с рекламой по-французски в мясной лавке "крысы" и "мясо собак и кошек".
И в таких условиях работали рестораны - это что-то глубинное.

Продолжение банкета.
"Комсорг" говорит по-английски, но это нам мало помогает, т.к. названия блюд французские. Минутное замешательство и от соседнего столика приводят завсегдатая (в шарфике, за толстыми очками близоруко щурится, кисть правой руки по кроличьи у подбородка, почему-то). Завсегдатай "знает русский"(!) - они с другом только что пришли. По-русски завсегдатай знал несколько слов и на английском сошлись в том, что "комсорг" на свой вкус накормит нас обедом по-французски. Тут же начался консилиум из завсегдатая, "комсорга" и "родственницы" по маминой линии. Меня, правда, очень тронуло это - с каким участием они хотели нам помочь. "Комсорг" обращается по мне с одной неловкостью:"Если, я буду кормить вас на свой вкус, то возможен перерасход по вину: к мясу надо будет красное, а к рыбе надо - белое. Итого - два бокала!" "Ноу-ноу-ноу проблем!" Потом уточнилось: рыба ли, мясо ли, кролик ли, утка ли для первой смены, второй, пятой... Долго пытались выяснить наши предпочтения в десертных блюдах и опять наше пожелание - на ваш французский вкус. Они посовещались и было видно, что завсегдатай заказал какой-то десерт моей жене и какой-то мне: нам они проговорили названия. Как это было хорошо, что на их вкус положились, потому что десерт, который принесли жене, был сюрприз сюрпризов - впечатление на всю жизнь! А пока что я порадовался количеству смен блюд и почувствовал себя счастливым. А завсегдатай, гад французский, в это время стоя на одном колене перед моей женой, что-то бойко втирает ей в уши, тыча пальцем в меню. Ну, кролик, берегись! И заказываю для третьей смены ногу кролика. Наконец, заказ принят. Завсегдатай сел за соседним столиком за моей спиной, где всё это время сидел и терпеливо ждал его друг. Жена их видит и комментирует как он заказывает: вот он уверенно что-то перечисляет и указывает официанту, вот ему принесли бутылку с вином и он кивает. Ждём. Даю себе установку есть не спеша. Уговариваю себя: Ваня, то что принесут, это не гречка с молоком. Жена, как читает мои мысли, говорит (если культурно перефразировать): ешь - не торопись, ты почувствуй, хоть раз в жизни, вкус Еды! Хм, почему это хоть раз? А может после этого обеда я стану поклонником французской кухни! Опять разглядываю панно с грунтами региона Бордо. Поворачиваю голову от панно и вижу перед собой бутылку - предлагают выбрать. Вижу знакомое название Grav - белое - согласен. Наливают. Мысленно бью себя по рукам - это один из двух небльших бокалов! И про выбор вина обидно понятно: если бы мне принесли бутылку под названием Bormotuha, это ничего бы не изменило. В корзиночке приносят хлеб.

Мысли во время ожидания блюд. Корзиночка с хлебом напомнила случай - вспомнился обед в одном кафе в Париже. Домашний гид ещё в Москве втолковывал нам: "Гостиница ваша будет рядом, чтоб обедали в этом кафе каждый день! Это кафе Клозери де Лиля, где..." Ну, и дальше популярный пересказ того, что в путеводителе. Париж - культовое место и он переполнен людьми. Туристов нет только на клумбах и на крышах домов. И туризм - вещь, зачастую, противоречивая. Прикоснуться к первозданной природе, или почувствовать дыхание истории, или дыхание чужой культуры, прочувствовать до печёнок незнакомое место - это понятно. Ну, нужно ли распалять-будировать самого себя специально для того чтобы стремиться ощущать? Понятно, что не почувствуешь дыхание истории, если это место до пустоты вытоптано желающими почувствовать это самое дыхание.

Отступление от банкета:
Из инета: "Любимое кафе Хемингуэя, Closerie des Lilas (Клозери де Лиля) в Париже, что в переводе означает "Сиреневый хутор". Само кафе (точнее постоялый двор) открылось на этом месте еще в XVII веке. Но популярным оно стало лишь на рубеже веков благодаря писателям-символистам. В его стенах "король поэтов" Поль Фор устроил редакцию журнала "Поэзия и проза" - встречался с Бодлером, Метерлинком. Потом кафе было штабом сюрреалистов. В этом кафе в 20-е годы часто бывал Джойс, а в 50-е - Сэмуэль Беккет, Дос Пассос писал здесь трилогию "США", а Хемингуэй - "Фиесту"."

Любая прошлая значимость тут же обрастает туристическим паломничеством. Кафе где едал Хемингуэй! Это уже не просто кафе, а кафе где едал Хемингуэй... Это самое "не просто кафе" и... Ну, в общем, это дело вкуса - совершать паломничества в такого рода заведения. Хотя, признаюсь, я обедал в этом кафе. Не мог я отказаться, поскольку нами руководил такой гид - знаток в потреблении достопримечательностей, что не послушать его было себе дороже. Молодые родители, готовьтесь, что вам ваши дети скажут, что вы ничего не понимаете. Главное повеселей надо с этим мириться. Ну, ничего, зато ваши внуки, будте уверены, им отомстят. В кафе, где едал Хемингуэй, я съел ногу кролика и запил вином. Это был обед, ещё за уши притянутый, к моим русским привычкам. Нога кролика, вино - обычные, вокруг люди - не Хемингуэи. Но было интересное наблюдение: за соседним столиком напротив меня обедала французская семья и лицом ко мне сидел мальчик лет десяти. Он ел устриц. А мне только предстояло пробовать этих "гадов" морских и я с интересом подсматривал как он их ест и с каким выражением лица. Он с удовольствием, неспеша, с помощью вилочки съедал содержимое и затем, запрокинув голову, выливал из раковины жидкость себе в рот. Когда, через полторы недели, пришёл мой черёд есть устриц, я делал всё так же - честно подражал мальчику. Но вот устрицы у паренька закончились, он схватил багет, раскрыл книгу и начал заедать чтение багетом, пока взрослые вели свои разговоры. Т.е. устрицы - не только не необходимая еда, но и недостаточная. Хлеб на стол, так и стол престол, хлеба ни куска, так и стол доска.

Отступление от банкета:
Совет из инета: "Не хлопайте в ладоши между частями симфонии."
Анекдот: У входа в хату петух топчет курицу. Из хаты выходит хозяин и сыплет на землю пшеничных зерен. Петух бросает курицу и бежит клевать зерна. "Не дай бог так оголодать..." - вздыхает мужик.

(продолжение банкета) Это была французская народная симфония №1 "Banquet", многоактная, в темпе adagio, с настроением non divertente (не спеша, не весело).
Наконец-то, начался banquet (пиршество, праздник). Принесли мазок чего-то на тарелке с листочком зелени. Это "энтре", объяснила жена. Соскоб энтре ножом на вилку. Вкуса не почувствовал. Вся моя сущность, после получасового ожидания, стремлась зачерпнуть гущи, да полной ложкой. Тарелку от энтре унесли. Принесли следующую тарелку с мазком чего-то жирненького и листочком зелени. И ещё. Ну, вот, наконец-то: принесли маленькую глубокую тарелку, в которой в бульоне с поджаркой лежал кусочек тушёной рыбы. Бульон оказался с подгорелым привкусом. Жена попробовала моей рыбы и угостила меня своей первой сменой не помню чего. Душа перестала бунтовать и смирилась. Капелька вина, кусочек рыбы с подгоревшим соусом... Унылая порция на вилке - пособие для микрохирургов. Жена обращает внимания на то, что "завсегдатай" тоже ест первую смену блюд, и подозвал официанта, и хвалит, умничка, то, что ему принесли, а не сидит с кислым лицом, как некоторые. Глотнул вина. Рыба растаяла - "видение, дымок, мираж"... Подумалось: "Они, полецы, наверное китайский активизатор аппетита добавляют в поджарку". Никогда так не хотел есть... Потом привычный минимальный кусок живописи на тарелке - очередной энтре. Здоровый рационализм тут же предложил: проще было бы в чайных ложках приносить: облизать ложку куда как приличнее, чем желать всей душой слизывать калории уткнувшись лицом в тарелку... Потом была сыро-вяленая утка: аккуратно нарезана кружочками, плохо жевалась и вкуса я не чувствовал. Потом нога кролика... Я знал уже что вкуса не будет. Мои рецепторы устроили бойкот. И тут я выпрямился и это не от воодушевления ногой кролика (спец.порода "коротко- и тонконогая") в жирненьком соусе, а от мысли: какое счастье что я не француз! Как мне хорошо и счастливо живётся в моей оболочке с кличем "щи да каша - пища наша", который я пропел про себя с экспрессией "вставай, проклятьем заклеймлённый!" Ах, нет, это было не воспрятие духом, а всего навсего воздействие второго неполного бокала - красного. На голодный желудок.

(финита ля банкетто, финита ля комедия)
Сюрприз №4. Десерт. Себе я другого и не ожидал: принесли привычный мазок, но теперь уже жирненького мороженного и ещё чего-то кисло-сладко-фруктового вокруг. Но это было неважно. Важно было то, что принесли жене! Боковым зрением я видел, что и официантка-"родственница" и завсегдатай не сводили глаз с моей жены. Это была задуманная кульминация, акцент в нашем обеде! Сюрприз! Ей принесли... Перед ней поставили глубокую вытянутую тарелку, над которой на полметра высилась пена - полная иллюзия стереотипа "тазик с постирушками", только тазик необычный. И дали ложку. Хотя это был напрасный инструмент: форма блюда подсказывала, что это надо не есть, это надо... уткнуться в пену лицом и будь что будет. Жена с растерянностью смотрела вокруг. И официантка, и завсегдатай стали показывать жестами: ложкой хлебай, хлебай ложкой, деревня! Мадам подняла руку на полметра над столом и осторожно набрала пены в ложку с самой вершины... Попробовала... Было видно, что не ананас, но съедобно. Но на лице мадам изобразила блаженство: завсегдатай и официантка захлопали в ладоши - поверили! Актриса! Меня-то не обманешь. Я, наконец-то, закрыл удивлённый рот и нацелился на свою тарелку - на последний сегодня, такой уже обычный, неширокий мазок, но тут перед носом увидел ложку с пеной - жена угощает. Попробовал. Сладкая пена. А под пеной, как потом выяснилось, были кусочки манго. Увы, стало очевидно, что я, как и во французском вине, так и во французской еде - лох, трусы в горох. От кофе мы отказались. Расплатились, чаевых дали, сколько нам сказал домашний гид и даже больше. Когда я шёл на негнувшихся от долгого сидения ногах к выходу, то официанка "родственница" почему-то пыталась поддержать меня под локоть и это было так неожиданно, что я споткнулся на ровном месте.

Средняя зарплата во Франции около 2-3 тысяч евро. Наибольшая средняя зарплата около 6 тысяч евро. На какие же деньги каждый день забиты практически все кафе во Франции? Гид-всезнайка тут же подсказал: это деньги прошлых поколений. Хм, не упрёк ли это? Ну, нет, конечно...
Да, а неплохо было бы получить от предков один-другой миллиард и французский язык с детства в семье (кроме, само собой, родного русского). Я бы точно тогда разобрался бы с французской кухней! Я бы точно стал бы своим на этом празднике жизни. Уж я бы порасспросил завсегдатая, что он испытывает, когда... Что-то я увлёкся в мечтах как потратить миллиард-другой.

То что случилось со мной на улице Бухан - был театр, спектакль. Спектакль о том, что рестораны во Франции - это не просто общепит. Это нечто выстраданное. Только вот - что? Хотелось бы понять.

А в театре в антракте у меня всегда голод... Хочется перехватить бутерброд. Пришли в отель после ресторана, а на душе пустота. И побрёл я с ножом Опинель (несмотря и не смотря и на укоризненный взгляд жены, и на поздний час) к холодильнику, к багету, к сыру камамбер, к паштету, к вину... Нет, что ни говори, но всё ж таки пикник - самая французская форма еды! Для меня, нефранцуза во Франции.

Случайно на ноже карманном
Найди пылинку дальних стран -
И мир опять предстанет странным,
Закутанным в цветной туман!
А.Блок.

Fin.

Comments

Submitted byJuryS on ср, 10/10/2012 - 12:18

Так Вы...вкусно пишете..! Я с аппетитом прочитал:smile: Я вот, к сожалению..не имею таких чувствительных рецепторов..
но очень Ваш отчет понравился.
ЗЫ. ах...время-то обеденное..! пойду...доширак заварю..:smile:

Submitted byandy on ср, 10/10/2012 - 15:52

отличный слог, можно уже путевые заметки издавать. очень понравилось про ресторан, прямо на одном дыхании читается

Submitted bylepilot on пн, 10/15/2012 - 18:41

есть большая разница, между удовольствием от чувства насыщения, и удовольствием от вкусов разных продуктов и их сочетания...
сложно оценить нюансы коньяка 25-летней выдержки, если вы регулярно не пьете такие коньяки, ибо все познается в сравнении...
фуа гра - та же тема... все достигается многолетней практикой. вот только сложно практиковать некоторые вещи по причине их стоимости...

и разница культур опять же.

как француз может объяснить русскому, видевшему в детстве на прилавках только сыр "российский" и плавленную "волну", что есть различие между камембером, произведенным на заводе и в деревне? что сыр камембер режется от центра к краю (как маленький торт), не потому что так удобнее, а чтобы чувствовать, как меняется вкус сыра от серединки к боковой корочке?..
почему то вино, что подходит к салату, не идет к горячему? а то, что к горячему - не подходит для десерта? чудеса. водка-то ко всему подходит!

Иван, у вас чудесное описание Франции и вкушения местных кулинарных изысков. Но, судя по всему, Вы были не на ужине, а в "кулинарном театре вкуса". Это разные вещи.

Кесарю - кесарево.

ps
отчет - ОТЛИЧНЫЙ. зачитывался.

Слышал одну байку: большого чемпиона в тяжёлой атлетике молодая мамочка спросила: с какого возраста надо начинать тренировать ребёнка, чтобы он стал чемпионом. Чемпион ответил: за 20 лет до его рождения. Мой брюзгливый тон в отчёте - защитная реакция деревенщины перед столицей, которая хочет удивить непонятными диковинами. Вывод: надо основательней готовиться перед попытками познать тонкие вещи. Ну или не соваться вовсе, чтоб не испытать разочарования)))