C днюхой, Александр Сергеевич!

Весь день сегодня слышу эту песню, когда-то одну из самых любимых.

,
Туда, где рощи пламенеют, туда, где стылая вода,
Осенним таинством аллеи меня манят к себе туда
Где дали полны откровенья, где каждый вздох, как сон, глубок,
В седую глушь уединенья от сердца нить ведет клубок.
Ну что ж, Наталья Николавна, не все ль равно, кому виной,
Что в жизни, прожитой исправно, вам быть такой, a не иной...
Прикосновеньем беспристрастным, не опуская мелочей,
Врезает время в память властно черты друзей и палачей.

Над опальной могилой поэта в ночи
Ни звезды, ни случайного света свечи
Лишь лампада любви на пролитой крови
Говорит бездыханному сердцу: живи!
И звучит над землею во все времена
Песня мудрых сердец, воскресив имена,
Дабы в хладности лет свой оставило след
Это гордое, горькое званье - поэт!

Гремит шампанских пенный выстрел, и от цыган звенит в ушах,
Вскипает юность лицеистов, гусарской вольностью дыша.
Перо хмелеет от полета, друзья тревожат пыль веков,
Но ждут кого-то эшафоты и сталь надломленных клинков.
Среди безудержного бала скромны осколки тишины.
Достойным так их не хватало, иным не впрок они даны!
Рождая чудные мгновенья, цветет унылая пора.
Сомненье вслед за озареньем, прохлады полны вечера.

Над опальной могилой поэта в ночи
Ни звезды, ни случайного света свечи
Лишь лампада любви на пролитой крови
Говорит бездыханному сердцу: живи!
И звучит над землею во все времена
Песня мудрых сердец, помня их имена,
Дабы в хладности лет свой оставило след
Это гордое, горькое званье - поэт!

Благодарю за все, что было крылатым промельком коней,
За жизнь, которую либил он, за боль, расплавленную в ней.
Но неужели, неужели, свинцовой точки не стереть,
И замкам во псковских метелях к владеньям дедовским лететь?
Туда, где рощи пламенеют, туда, где стылая вода,
Осенним таинством аллеи меня манят к себе всегда!

В.Федоров

И вспомнилась в честь праздника одна давняя поездка в Пушкиногорье. За два выходных метнулись на Псковщину – в пятницу после работы уехали, к утру понедельника вернулись прям с поезда на работу. Начало октября в тот год Москве было сырым и промозглым, а там попали в золотую осень с ярким солнцем и изумительным теплым ветерком. Возможно, поэтому поездка до сих пор кажется сказочной. До сих пор перед глазами стоят невероятно красивые окрестности Михайловского и Тригорского, и запах яблок, которыми и всегда славились эти места, а в тот год они, по словам аборигенов, уродились в невероятном количестве.

Еще успели увидеть Изборск

и Псково-Печерскую лавру.

В общем, рекомендуется к посещению, наверно, особенно интересно с детьми ))).

Comments

Submitted byVershnik on ср, 06/06/2012 - 19:01

Вспомнил те места. Был там тоже N лет назад, но без камеры.
Кстати, не заметили, что среди местных жителей частенько встречаются, как бы помягче выразиться, люди с африканскими чертами?

Няндома, возле одного из отелей этого чудного города


Живите вечно в народной памяти, Александр Сергеевич!!
______________________
Мы не думаем - Мы едем!

Изображения

прям в краску вогнала :embarassed:...
просто это все снималось, когда еще ничего не планировалось выкладывать в и-нет, так что из гига фот наскребла совсем чуть-чуть где людей нет или хотя-бы я одна (сотрудников выкладыавть без их разрешения неохота), поэтому из Изборска фоток всего 2