Преображенская старообрядческая община. Уроки москвоведения.

Изображения

Хмурый апрельский день, нелетная погода, а душа все-равно требует свежего весеннего воздуха, очи – чего-нибудь архитектурно-прекрасного, а ноги – небольших физических нагрузок. В общем, решили мы заняться краеведением и съездить в родные пенаты Киры – Преображенское, а там оказалось такое…, а точнее такая – Преображенская старообрядческая община старообрядцев-беспоповцев Федосеевского согласия, да община поморцев-староверов, да приход Московской Патриархии РПЦ. И все они вполне себе уживаются на единой территории и как могут, сохраняют наше историческое наследие. Честно говоря, такое смешение разных направлений в рамках одной конфессии на единой территории, я видела только в Храме Гроба Господня в Иерусалиме, но обо всем по порядку.

Путь наш лежал к станции метро Преображенская площадь. Причем на Сокольнической линии мы прокатились в оригинальном составе «под старину» бежево-коричневого цвета, с отделкой в духе первых вагонов Московского метрополитена со светильниками и объемными сидениям. И все бы ничего, да что-то переборщили товарищи конструкторы со стариной, и сквозь объемные сидения коричневого дермантина в попу впились огромные пружины, очень хочется надеяться, что это не было задумано специально.

На выходе из метро нас встречает памятник Первому русскому солдату Преображенского полка С.Л. Бухвостову.

Далее мы движемся вдоль трамвайных путей в сторону Преображенского кладбища.

Собственно с основанием этого кладбища и началась история старообрядцев в Преображенском. Как и Рогожская слобода (о которой я рассказывала здесь: http://www.4turista.ru/content/ugolok-kondovoi-rusi-v-moskve-uroki-moskvovedeniya ) старообрядческая община разрослась вокруг кладбища, где в 18 в. по указу Екатерины II стали хоронить умерших от чумы.

Справа от входа на кладбище расположена часовня, на которой написано "Сооружен в 7417 г. По проекту архитектора П. А. Заруцкого. Исполнил Георгий Лист» Летоисчисление ведется от сотворения мира.

Если же пройти по центральной аллее, то упрешься в часовню Николая Чудотворца, созданную Федором Соколовым в 1804 г.,

а справа от нее располагается часовня Креста Господня 1879 г.

На кладбище странным образом соседствуют старинные старообрядческие захоронения известных купеческих родов Москвиных,

Морозовых и т.д.

и пафосные гранитные памятники с портретами усопших в 1990-2000 гг.

Восточную часть кладбища занимают братские могилы героев Великой Отечественной войны

с вечным огнем, у которого Кира, будучи пионером, стоял в почетном карауле в День Победы.

Честно говоря, от количества гранитных плит, на каждой из которых выбито около 10 фамилий, становится жутко и очень грустно.

Часть восточной стены монастыря сейчас тоже принадлежит кладбищу.

Въезд на территорию кладбища охраняют казаки. Причем в одном из отчетов в интернете было упомянуто об очень недоброжелательных намерениях охранников и работников кладбища в отношении фотографирующих. Нам видно повезло.

Собственно за воротами кладбища и начинается история. Жил в 18 веке купец Илья Алексеевич Ковылин – «владелец заводов, домов, пароходов», который и основал Преображенскую общину старообрядцев-беспоповцев Федосеевского согласия. Поскольку после раскола в церкви на старообрядцев начались гонения, те подались в Поморье подальше от царя и власти. А так как в далекой северной глуши некому было рукополагать священников, то пришлось им выполнять все обязанности своими силами, так возникли беспоповцы. Менее радикальные течения пользовались услугами перебежчиков никониан, это поповцы (например, старообрядцы Рогожской слободы). Беспоповцы в свою очередь поделились на приемлющих и неприемлющих «безсвященнословный брак» ну и т.д. Мало ли найдется причин для разногласий между хорошими людьми? Самыми стойкими в своих убеждениях оказались федосеевцы, получившие свое название от имени дьячка Феодосия Васильева.

Изначально для нужд Преображенской общины были построены 2 деревянных монастыря – мужской и женский. Но в начале 19 века владелец «небольшого» кирпичного заводика И. Ковылин построил каменные моленные и обнес монастыри стенами с башенками.

Фактически образовалось 2 монастыря, которые разделяла дорога на кладбище: слева женский двор с Крестовоздвиженской часовней (почти не перестраивался), а справа мужской с Успенской церковью (перестроен в середине 18 века в стиле неоготики).

Мы начали осмотр с Никольского монастыря, то есть мужской части. Вход на территорию монастыря идет через арку Крестовозвиженской надвратной церкви

При входе сразу, вспоминается Царицыно или Ново-Голутвин монастырь в Коломне, такие же стрельчатые арочки,

ромбики, кружочки.

При входе на территорию монастыря сразу упираешься взглядом в колокольню, построенную чуть позже, но выдержанную в том же стиле.

За колокольней находится Никольский храм, точнее Успенский, но переосвещенный в Никольский.

С этим храмом вышел примечательный анекдот (небольшой интересный рассказ). Изначально храм был построен в 1784 году в честь Успения Пресвятой Богородицы. Но при Николае I на старообрядцев начались гонения и в 1854 г. храм передали единоверцам (старообрядцы, которые чтут свои обряды, но признают юрисдикцию Московского Патриархата) и осветили в честь Светителя Николая. Но это еще не все. В 20-е гг 20 века храм передали обновленцам (сторонникам упразднения института патриаршества после революции 1917 г.), которые заняли трапезную с Никольским приделом, а восточную часть Успенского храма отдали поморской старообрядческой общине. Храм поделили надвое глухой стеной и сейчас в одном и том же здании располагается Храм Успения Пресвятой Богородицы Московской Поморской старообрядческой общины Древлеправославной Поморской Церкви

и Никольская церковь на Преображенском кладбище, принадлежащая РПЦ.

Вы что-нибудь поняли с первого раза? Лично мы не очень, но нам все «разложил по полочкам» местный батюшка, который, завидев нас, выходящих из старообрядческой части, тут же начал зазывать к себе. Решив, что мы члены экскурсионной старообрядческой группы, батюшка улыбался как чеширский кот, и настойчиво приглашал зайти к «нам» в церковь. Из этого был сделан вывод, что священник – представитель РПЦ, желающий всеми силами показать нам красоту истинной веры. Узнав, что мы уже везде побывали и все осмотрели, он немного рассказал про историю монастыря, с улыбкой выслушал рассказ о службе на «вражеской» территории со словами – «да какая у них там может быть служба», позвал нас на экскурсию по территории обоих монастырей и Никольского и Федосеевского. Экскурсии проходят каждое последнее воскресение месяца. Ближайшая состоится 28 апреля в 14-00 (встреча желающих у памятника Бухвостову), о чем свидетельствует объявление на дверях церкви.

Кстати, около входа на Успенскую – поморскую часть церкви к нам подошла бабушка со словами, что это старообрядческий храм. Мы ответили, что знаем и спросили разрешения войти. Бабушка ответила, что конечно, но сейчас там идет служба и молиться в этом храме нам нельзя. Сама служба на меня произвела странное впечатление. Храм с низкими потолками и небольшим молельным пространством, напротив алтарной части стоят скамьи с подушечками, чтобы преклонить колени. В церкви человек 15 женщин, все в темных длинных одеждах и белых платках, почему-то в голове возникли мысли о секте и чужеродности своего пребывания в этом месте. Постояв пару минут, мы вышли.
И двинулись на Преображенский рынок. Тут еще одна запутанная история. Еще в советское время часть территории женского двора была отдана под колхозный рынок, да так за ним и осталась. И получилось, что Федосеевский монастырь с церковью и кельями и ограда этого монастыря

разделены рынком, на котором славянское лицо можно увидеть только среди покупателей.

Нам же предстояла самая сложная задача попытаться попасть на территорию бывшего женского монастыря, ныне принадлежащую Федосеевцам. Как я уже говорила, федосеевцы самые строгие старообрядцы – они не признавали молитв за царя, брака и даже чурались контактов со всеми нестарообрядцами. За случайное осквернение соприкосновением даже через какую либо вещь с чужаком нужно было проходить определенные обряды очищения, за сознательные – более строгое наказание. Впоследствии понятие «мирщение» (контакт с «чужим») распространилось и на троеперстное крещение в присутствии старообрядцев. Поэтому и запрещено всем не старообрядцам молиться в их храмах. Начитавшись всяких «ужастиков» о нравах федосеевцев и отзывов, что попасть в общину не члену невозможно мы решили попытать счастья, но как…?

В отличие от православных церквей и монастырей все входы и выходы на территорию общины или в здания наглухо закрыты железными дверьми и снабжены кнопками домофонов, дабы пришедший сначала сообщил с какой целью явился.
Оставив Киру у входа на рынок, я пошла по указателю на церковную старообрядческую лавку. Указатель привел меня к очередному забору с домофоном и явно монастырскому корпусу

с моленной.

Слева рынок, справа забор, Киры не видно даже на горизонте, становится некомфортно и тут навстречу мужичонка с авоськами, явно покупатель с рынка. Подхожу к нему и справшиваю – «Не знаете ли Вы, как можно попасть на территорию монастыря?» Дядька молча и медленно осматривает меня с головы до ног (но я–то хитрая, после приключений в Рогожской слободе имею вид пристойный и богобоязненный – юбка в пол, платок на голове и лицо такое доброе и просветленное) и как выдаст – «Ну пОйдем сО мнОй, я прОведу». Сердце подпрыгивает в груди и в голове стучат мысли – вот они пОмОры. Такую речь слышала я в Архангельской области. Дядька открывает калитку, проводит меня на территорию монастыря, закрывает дверь, и, О, ужас, уходит… «Дяденька,» - кричу я очень жалостливо вслед, - «А как же я выйду отсюда?». «Через противоположный вход» - кидает он на ходу и быстро удаляется. Я остаюсь одна, совсем одна, где-то за воротами муж, который ждет и не знает, где я и что я, вокруг ни души, тишина, только вороны каркают на голых деревьях. Мне становится жутко, но я достаю фотоаппарат. Тут же из корпуса выходит очередной дядька-помор. Дьдьке я не нравлюсь, на контакт не идет и что-то сурово бурчит в бороду. Тихонечко прячу фотоаппарат и иду к главной церкви общины - Крестовоздвиженской.

Пытаюсь заглянуть внутрь, там ходят монахи, и мне почему-то не хочется с ними общаться, смотрю на старинные иконы сквозь стекло и тихонечко разворачиваюсь.

Уже от входа фотографирую жилые корпуса, которые, как часовые расположены вокруг церкви.

К каждому корпусу пристроена моленная (домашняя церковь).

Выхожу я к зданию бывшей больницы старообрядческой общины, в которой сейчас располагается туберкулезный диспансер.

Здание темного красного кирпича, мрачное с голыми сухими ветвями на переднем плане в стиле рассказов Эдгара По. На этой готической ноте заканчивается наше мини путешествие, я воссоединяюсь с супругом и делюсь мыслями об увиденном.

А мысли собственно такие – я не хочу чувствовать тяжелые давящие взгляды старообрядцев, укрывшихся в своих общинах, и считающих весь мир «чужаками», я не хочу слушать споры о правильных и не правильных традициях, если Бог един и заповеди едины. Я хочу открыто любоваться иконами рублевского письма, ибо они излучают свет, и изучать историю и архитектуру родного города, в котором так мало осталось чего-то настоящего и ценного.

[gmap markers=blue::55.79326587497204,37.716171741485596 |markers=green::55.791215096257794,37.71700859069824 |zoom=17 |center=55.7921138331621,37.717963457107544 |width=800px |height=500px |control=Large |type=Map]

Синий маркер - Федосеевская община
Зеленый маркер - Никольский монастырь

Comments

Submitted byKira-Geo on вс, 04/07/2013 - 13:10

может мне объяснить, почему кладбищенская охрана (и не только на Преображенском кладбище) гоняет людей с фотоаппаратами, запрещая делать снимки? Может, есть какие нормативные акты на сей счет?..

а вот то, что охранники и уборищицы - боги, ивестное дело :)
вы бы у них попросили норматив, на основании которого они вам не разрешали фотографировать.
возможно, они как-то искажают смысл законодательства о защите личной жизни, собственности. Съемку других людей, изображений людей, запрещаю как правило в таком ракурсе.

Интересный момент присутствует при запрете на фотосъемку на кладбищах. Федеральный закон «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996 № 8- ФЗ (ред. от 21.11.2011), а именно статья 17 выше указанного закона дает право местным органам исполнительной власти принимать правила содержания мест погребения, но в статье идет речь только о санитарных и экологических требованиях. Установление каких-либо правил поведения для посетителей она не предусматривает.
Можно сделать вывод, что администрация кладбищ порой запрещает фотосъемку во избежание вандализма и проведении «фотосессий» около могил, но, опять же, это незаконно.

В яндексе вводите "ограничение на фотосъемку на кладбище" и первая же ссылка :smile:
По небольшому личному опыту, чтобы вступать в спор с администрацией, нужно как минимум знать не только номера законов и статей, но и их содержание ну очень близко к тексту. :smile:
Update: ещё чуток покопался, на этот раз ссылку приведу.
http://www.mosritual.ru/organizacija-pohoron/pravila-videosemok-na-obektah-gup

Фотосъёмка на объектах ритуального назначения (кладбищах) ГУП «Ритуал» не запрещена и разрешение на её проведение не требуется, в случае, если она производится без использования профессионального оборудования и исключительно для личного использования.
Если фотосъемка имеет своей целью публикацию в различных средствах массовых информаций (газеты, журналы, ТВ, интернет-издания), то в этом случае необходимо разрешение от ГУП «Ритуал».