Первая в жизни Карелия!!!

Поздняя осень, пятница, все разъехались. А я… а я сижу дома и отчаянно борюсь с простудой, попутно занимаясь мазахизмом в особо извращенной форме – слушаю походные песни и просматриваю старые фотографии. И среди вороха фотографий натыкаюсь на свой первый в жизни поход. Серьезным походом это, конечно, не назовешь, но все-таки первый опыт и первая поездка в Карелию, с которой и началась моя любовь к Северу.
Было это давно в 2006 году. Отпуск был поделен на 2 части – культурную (посещение острова Валаам) и бескультурную (собственно походную). Первая часть прошла с погружением во внутреннюю жизнь Валаамского монастыря благодаря знакомым реставраторам, работавшим на острове в то время. После долгой подготовки, в результате которой, мы решаем, что маршрут придумаем по ходу и вообще нечего морочить себе голову всякими глупостями, в середине июля мы выдвигаемся в путь
Первые 2 дня уходят на обустройство у знакомых в Петрозаводске. К сожалению, этот город не произвел на меня особого впечатления. В голове отложилась только набережная Онежского озера с немыслимыми скульптурами на берегу (современное искусство – явно не моя стихия), помпезное здание драматического театра и кафе-мороженое с металлическими креманками из детства.
За день до отплытия на Валаам мы поехали на автовокзал за билетами в Сортавалу. И вот как всегда начались наши приключения. Приобретя билеты, через пару часов мы узнаем, что автобус пребывает в Сортавалу на 2 часа позже отплытия теплохода. Поэтому вечером заказываем такси из Петрозаводска в Сортавалу и со спокойной душой засыпаем. Выехав во время, мы ухитрились попасть в пробку, и последние километры до Сортавалы по серпантину мы ехали с такой скоростью, что поездка на разваливающемся джипе в Абхазских горах показалась мне пешей прогулкой по Москве. Прибыв в порт, 4 туриста с рюкзаками, спиннингами и прочей снарягой произносят кодовое мы от…, вызвав удивление и недоверие у капитана (как выяснилось потом, человек от которого мы якобы едем – большая шишка в монастыре, а на паломников мы ну никак не походили).
Дорога на Метеоре до Валаама прошла на палубе с открытым ртом и непреходящем восхищении. На острове нас встретил прораб реставрационной фирмы по имени Буде. За всю свою жизнь я ни разу не встречала человека настолько преданного своему делу. Казах(?) по национальности, человек исповедующий буддизм, со всей душой отдался восстановлению православного монастыря. Он провел нас по центральной части острова, рассказав все, что знает об этом месте и своей профессии. Он научил нас по звуку распознавать, где отходит штукатурка от фасада, показал, как работают реставраторы фресок, рассказал о жизни рабочих и взаимодействии с монахами, провел по крыше Спасо-Преображенского собора, показал место, где можно посидеть с удочкой вечерком. Этот человек ввел строгий сухой закон в своей бригаде, безжалостно отправляя на материк ослушников, забраковал целую партию кирпича, изготовленного в Германии, так как они не соответствовали оригинальным размерам (а при строительстве Спасо-Преображенского собора использовали около десятка разных формованных кирпичей), а под конец долгой экскурсии показал столовую для паломников где можно перекусить.
Столовая эта – одно из самых ярких впечатлений от жизни в монастыре. Находится, она на задворках Спасо-Преображенского собора. Там могут покушать трудники (люди, приезжающие на остров работать на благо монастыря, а в свободное время наслаждаться природой и красотой острова) и паломники. При условии, что есть еда. Первое, с чем мы столкнулись на входе – это разделение по половому признаку. Наших мальчиков тоном , не терпящим, возражений отправили в помещение для мужчин, а оставшихся девочек быстренько усадили на пустующие места за огромными скамьями. Скудная монашеская трапеза состояла из детсадовской овсянки серого цвета непонятной консистенции, чая, 1 кусочка хлеба и печеньки. Мальчикам же посчастливилось отведать постных крапивных щей и кусочка вареной форели. Глотая овсянку мы молча взирали на накрытый в середине зала стол, где явно было побогаче и поинтересней. Как потом выяснилось, этот стол был предназначен нам, и питались мы в последствии отдельно. Наша трапеза не сильно отличалась от общественной. Так как монастырь держит свое форелевое хозяйство единственным преимуществом были ежедневные рыбные блюда и хлеб в неограниченном количестве (у монастыря своя пекарня и с хлебом на острове большая напряженка, так что к этому продукту там стоит относиться очень бережно, так как его не хватает). Подружившись с главным поваром нам иногда разрешали брать пару кусочков хлеба для ловли рыбы.
Жили мы в гостинице при монастыре. Гостиница поделена на 2 корпуса, слева от входа на территорию монастыря корпус для паломников, справа для иностранных гостей (в основном финнов). В номере 2 раздельные кровати, шкаф и тумбочка посередине. Все аскетично. Удобства на этаже. Курить на территории монастыря запрещено, поэтому каждое утро приходилось выходить за территорию. Рядом с монастырем находится единственный магазин, где финские дамы активно пытали дородную русскую продавщицу, какую водку им лучше купить. Наша русская красавица, отказывалась взимать заморской аглицкой речи, так что пришлось вмешаться и помочь дамам с выбором. После чего в знак благодарности нам была выдана фраза на русском: «это кошчка, это картошчка». И два народа – русский и финский стали побратимами.
Первая ночь на острове была отмечена королевским ужином. Наловив писявочных рыбок, в 4 часа утра наша дружная компания отправилась на берег Ладожского озера торжественно готовить улов. Так как маслу в столь ранний час взяться было неоткуда, рыбы были торжественно поджарены на сале и тут же съедены.
За 4 дня пребывания на острове мы обошли все скиты (кроме Смоленского, туда нас не пустил монах отшельник), обловились рыбы в «сий канаве» и вкусили валаамской атмосферы. Если приезжать сюда не на круизном лайнере на 1 день, то начинаешь воспринимать остров как особый живой организм. Здесь по лесным тропинкам ходят люди, улыбаются и… поют песни. Монахи заготовляют дрова на зиму и занимаются хозяйством. Здесь можно пойти гулять по лесным тропинкам в полном одиночестве, заблудиться, найтись и даже не испугаться. А после нескольких дней такой жизни начинаешь воспринимать этот остров как что-то очень родное и дорогое. Но время неумолимо бежит и приходит пора расставаться и от культурного досуга переходить к полному бескультурью.
Наши приключения опять начались в Сортавале. Где билеты на автобусы до Петрозаводска закончились, а ближайший поезд только через сутки. Соорудив походный ужин, мы по традиции ловим такси и возвращаемся в Петрозаводск. Собственно пеший маршрут на 5 дней был вокруг Мунозера. Из первого в жизни похода мной были вынесены следующие уроки:
1. Современные карты и атласы не что иное, как тщательно скопированные карты неизвестно каких годов, ибо четко обозначенные просеки имеют особенность заканчиваться обрывами.
2. Бывалые туристы очень любят запугивать юных неопытных девушек тяготами походной жизни, посильными только «настоящим мужикам» (комары, оказались ничуть не страшнее тверских, болота и реки в то лето пересохли, и невозможная пешка по Карелии оказалась вполне комфортной, километры дорог под рюкзаков с чупа-чупсом за щекой проходят значительно веселее).
3. Не стоит скакать по лесу как горная коза, ибо можно провалиться в трещину между валунами, поросшую мхом.
4. Лагерь, поставленный в темноте возле кладбища, придает пикантности рано по утру.
5. Самая вкусная еда в походе – тушенка и вообще все, что съедобно.
6. Самое тяжелое, это не болота и бурелом, а трава по пояс на небольшом холме.
7. «Жопка» во время ожидания автобуса на трассе – самое гениальное изобретение человечества.
Ну и самое главное – пеший поход и физические нагрузки полностью очищают мозг и дают ощущение свободы и безграничного счастья.

Comments

Спасибо за отчет!
Всё ясно и понятно, кроме (извините за непросвещенность:laughing:) "жопки", пункт 7. Это что такое?:smile:

Кусок пенки под попу, который пристегивается на пояс с помощью резинки, что дает возможность сидеть на чем угодно не запачкавшись. Честно не знаю, какое-либо официальное название, как представили так и называю :smile:

пеший поход и физические нагрузки полностью очищают мозг и дают ощущение свободы и безграничного счастья

Золотые слова, на днях мы в этом имели счастье убедиться:laughing:

Спасибо за разъяснение! Оказывается, я знаю эту вещь под названием "поджопник":laughing: