На пляжный отдых в Тель-Авив. 11-25 мая 2014. Начало.

Все лето раздумывал, нужен ли такой отчет. Очень уж банальная была программа поездки – греться, купаться, есть и пить. И, немного, что-то посмотреть. И поколбаситься под настоящий full on на его исторической родине, что, однако, не получилось, как будет описано ниже.

Май месяц был выбран с той целью, чтобы не изводить себя в ожидании лета, и провести последнее в плодотворном труде, пусть и с небольшими перекурами на неделю-две. Вылет был назначен на последний день майских праздников, поскольку перевозчики традиционно делают скидки на рейсы из России – поток служащих навстречу возвращается из отпусков.

Изначально стоял выбор между Вьетнамом и Израилем, но, усталость от зимы стала проходить, и наметилась потребность усилить познавательную часть программы.

Надо заметить, что в отпуск мы направлялись вдвоем с девушкой, которой прежде была один раз в Израиле. Я же летел в Тель-Авив пятый раз. Поэтому, программа поездки уже была намечена в прошлые визиты. Также стоит отметить, что люди мы нерелигиозные, а потому, по сугубо паломническим вопросам никакой полезной информации за все эти поездки, включая описываемую, не накопилось. Если вдруг кому-нибудь это интересно.

Итак, выбор был сделан. Билеты были куплены непосредственно на сайте El Al, хотя можно было и на skyscanner на 20 долларов дешевле. El Al оказался заметно дешевле других перевозчиков на эти даты.

Жилье искали на wimdu и на airbnb, потому что самые жалкие отели в ТА просят от $95 за дабл в сутки. Приехать в Израиль и сидеть в номере – это абсурд, поэтому к жилью были требования простые – чтобы можно было переночевать, помыться в горячем душе в любое время, приготовить завтрак и дойти за 15 минут до пляжа. В итоге, через wimdu забронировали студию за $42 в сутки на улице HaAvoda. Место было знакомо по прежним прогулкам по городу. Процесс поиска, к слову, затребовал определенных усилий. Хозяева квартир демонстрировали чисто израильское раздолбайство – кто-то уже не сдает выставленный объект, кто-то не может толком сфотографировать и ответить по делу, остальные вообще не на связи. Бюджетное жилье сдают, по большей части, какие-то вечные студенты. Если кто-то захочет последовать по нашему пути, то лучше начинать процесс поисков недели за три до вылета, как мы и сделали. В результате, за две недели до вылета мы списались с хозяином, прояснили детали быта, и закрыли этот вопрос.

Перед регистрацией на рейс, как всегда при перелете эль-алем, нас задержал на несколько минут сотрудник службы безопасности со своими стандартными вопросами, пока наши паспорта проверялись по базе этой службы. Это единственный недостаток El Al, по сравнению с российскими перевозчиками.

Ожидание вылета прошло в чтении, так как очередей на паспортный контроль и на сканеры не было – большинство чартеров, как им и положено, улетели ночью.

Домодедово было полупустым. Гейт на Тель-Авив легко найти, даже не посмотрев на номер – в очереди 90% пенсионеров и ни одного пьяного, что сразу бросаются в глаза. Вылет, запланированный на 12.15, по старой доброй эль-алевской традиции задержали на 15 минут.

В Бен-Гурионе все стандартно – паспортный контроль, вопрос про цель поездки, забрали сумки с транспортера. И вышли на железнодорожную станцию. Купили билеты до станции HaShalom. Кассирша, выдав билеты, объяснила, куда спуститься и повернуть, чтобы попасть на платформу. Вообще, работницы в ж/д кассах в Израиле, если видят приезжего, всегда сразу помогают ему сориентироваться. Впрочем, везде присутствуют табло и указатели на английском.

От Бен-Гуриона до ХаШалома поезд идет минут 15, часть из которых была потрачена на отправку уже второй с момента посадки безответной смс-ки принимающему хозяину квартиры. К слову, такси ранним вечером рабочего дня может добираться до города почти час. На выходе со станции произошел казус – девушка придавила свои билет в кармане и замяла магнитную полоску, в результате чего турникет отказался её выпускать. Выходили мы со стороны хвоста поезда, и в этом конце станции никого из персонала не было. Осталось только обратиться за помощью к немногочисленным проходящим пассажирам. Поезд ушел, перрон быстро опустел, однако какой-то немолодой дядька притормозил около нас, мгновенно вник в суть проблемы и коротко скомандовал – «Джамп!». Что я и выполнил, передав свой уцелевший билет девушке.
Поднявшись по лестнице, мы оказались на улице Каплан, где должна была быть остановка 23-го автобуса, идущего почти до нашей квартиры. Где конкретно на этом перекрестке многополосных магистралей мог бы остановиться и принять нас в свое чрево 23-й автобус, было совершенно непонятно. Тщательно проработать всю поездку, просиживая часами за монитором, возможности не было, а ковыряться с вайфаем среди оживленной улицы ради поиска остановки не было желания. Погода была приятная, рюкзак и сумка невелики, к тому же, последняя на прочных колесах, и мы решили пойти пешком.

Настроение все поднималось вместе с приближением к цели, путешествие было приятным, и омрачали его лишь несоразмерно долгие простои в ожидании разрешающего сигнала светофора на пересечениях с улицами. Светофоры на улице Каплан были явно недружелюбны к пешеходам, и, вскоре, мы начали, по возможности, немного нарушать правила, провоцируя скапливающуюся рядом небольшую толпу следовать дурному примеру. Еще слегка донимали велосипедисты, для которых, в последние годы, в ТА сделано немало преференций. Иными словами, половина тротуара на этой улице была пожертвована на велодорожку и стоянки для государственных великов.

Дойдя до торгового центра имени Дизенгофа, свернули налево на улицу Hamelekh George, где обменяли пару сотен долларов по адекватному курсу. Ради чего, собственно, и совершили этот крюк, вместо того, чтобы пройти переулками. Также немножко прошлись по какой-то сладкой продукции с зашкаливающим количеством калорий на грамм вещества. Впрочем, «какой-то» можно назвать еду в Москве. В Израиле она либо вкусная, либо очень вкусная. Результатом этого обычно является визит в центр имени Дизенгофа за новыми штанами на размер побольше уже в конце первой недели пребывания.

Улица короля Георга, особенно в районе пересечения с Дизенгоф, является местом концентрации едален и массового скопления граждан. Поглядывая по сторонам, а также, в тарелки сидящих за столиками на тротуарах, мы потихоньку дошли до своей маленькой улицы ХаАвода, не удостоившейся даже указателя со своим именем. Неплохо ориентируясь в прибрежных кварталах Тель-Авива, мы едва не промазали мимо нее, лишь благодаря карте вычислив ее местонахождение.

Дойдя до искомого адреса, мы обнаружили по нему многоэтажный, многоквартирный дом, покоящийся на бетонных колоннах. Пристроившись к ним, мы отправили очередное смс хозяину, следуя, между прочим, его настойчивой просьбе, выраженной в предварительной переписке по мылу. Через несколько минут, я решился пожертвовать сотней рублей и обратиться к встречающей стороне вербально. После взаимных приветствий, бодрый голос «на другом конце провода» предложил нам выйти из-под колонн на улицу и ждать там. Чем мы и занимались следующие полчаса, по истечении которых на улице появился наш хост. На велике, позаимствованном у таджиков из подмосковных СНТ, в шортах и футболке из секонд-хенда, с лучащейся на лице улыбкой и просто распираемый позитивной энергией. Это был, однозначно, наш человек. Нет, по-русски он не знал ни слова. Но, поскольку мы прибыли из аэропорта на электричке и прошли пешком через половину города, этот человек был именно НАШ. Опоздание его объяснилось тем, что он уже успел расселить еще четверых с нашего рейса, видимо, тех, кто не болтался пешком по городу. В подтверждение чему были продемонстрированы многочисленные смс от тех людей, вперемешку с нашими. Уж почему не было ответов, допытываться мы не стали.

Товарищ направил нас в соседний дом, запущенный двухэтажный особнячок, и впустил в нашу квартиру-студию через отдельный вход с улицы. Видимо, маневр с соседним адресом предпринимался с целью натравить налоговую инспекцию на хозяев квартир в многоэтажке. Настроение наше, и так уже поднявшееся от отдельного входа, под влиянием позитива, идущего от хозяина, взлетело почти до небес. Мы с ним, вооружившись полусотней слов англоязычного лексикона, громко обсуждали детали быта – кухню, бойлер, утюг, тазик для стирки, которого нет, и пароль от вайфай роутера, закрепляя решение каждого вопроса громким многократным «окей». Под конец, одарив нас ключом от помещения и гроздью туалетной бумаги, хозяин откланялся с призывом звонить ему без стеснения. Окей! – с облегчением подумали жители особнячка из многочисленных соседних квартир.

Спартанская обстановка комнаты вполне соответствовала размеру суточной оплаты, очень небольшой для страны с почти европейским уровнем цен. Кровать, холодильник, мойка, 2 стула, стол и аж 4 тумбочки. Но, комната чистая и довольно большая, с высоким потолком. Когда-то, видимо, в лучшие дни особнячка, это была очень большая и светлая комната с эркером. Центральное окно наполовину заложили кирпичом, одно боковое заложили полностью, а другое превратили в дверь на улицу. Заднюю часть комнаты занял санузел, отгороженный каркасной перегородкой из гипсокартона. Над санузлом бойлер, утепленный таким образом, что может сохранять горячую воду более суток. Это было приятным открытием, поскольку на момент вселения он был выключен. Воспользовавшись душем, мы также обнаружили, что запас горячей воды практически бесконечный.

Наступил вечер, пошли проведать знакомый по прежним поездкам ресторан Little Prague на улице Алленби. Несмотря на то, что место раскрученное и очень качественное, уровень цен там уже много лет держится не выше среднего по ТА. Половина официанток русскоговорящие, так что, место подходящее для тех, кто не может сказать ни слова ни на английском, ни на иврите. Соответственно, большинство посетителей – приезжие.

После ресторана сил хватило только на небольшую прогулку по старому Тель-Авиву. Возвращались через рынок Кармель. Помню, как в прошлые годы в конце дня все испортившиеся продукты выбрасывались на центральный проход, после чего эту массу сгребал бульдозер. Судя по тому, что мы почти не поскальзывались, эта замечательная традиция ушла в прошлое. Но не полностью, судя по количеству крыс, провожавших нас по пути через торговые ряды.

Следующий выход в город начался как раз с рынка Кармель. Поздним утром, с баулом в руках и фотоаппаратом на шее, мы, пройдя отделявшие нас от рынка пару сотен метров, ступили под его потрепанные навесы. Закупили овощей и фруктов на разных точках для пробы, а напоследок – хлеба у гадостной рыжей бабки, которая отказалась сдать 8 шекелей и накидала нам в баул булок вместо сдачи. Израильтяне – позитивные и доброжелательные люди, но, в малом бизнесе каждый шекель приходится буквально выгрызать, что накладывает свой отпечаток.

Далее был пляж, а потом – долгая и обстоятельная прогулка по городу.
История Тель-Авива началась с 80-х годов XIX века, когда прибывающие из Восточной Европы евреи начали строить дома к северу от древнего портового города Яффо. Представители, как бы сейчас их назвали, среднего класса, эти люди создали довольно комфортный для проживания район, который позже стали называть Старым Тель-Авивом. Это достаточно обыкновенный частный сектор, капитальные одно- или двухэтажные дома с мощными стенами и внутренними двориками.
В начале XX века иммиграция возросла в разы, люди приезжали самого разного достатка, их нужно было быстро и экономно разместить. Тель-Авив застраивался далее на север и восток, теперь уже многоквартирными домами в стиле конструктивизма, очень похожими на советскую застройку рубежа 20-30-х годов. Теперь уже трудно сказать, что заставило практичных евреев строить в жарком климате дома из монолитного бетона с огромными окнами. Строения оказались малопригодными для проживания, а еще и планировка кварталов не предусматривала бурного роста автомобильного транспорта. Со временем, благосостояние людей росло, и экономически активная часть населения перебралась еще дальше на север и восток, в новое комфортное жилье, стоящее на широких улицах. На смену пришли люди не особо успешные, а также студенты, вновь прибывающие иммигранты, в том числе из Африки, люди без определенных занятий. Содержать здания в порядке стало невозможно, побелка облезла, балконы осыпались, большие окна конструктивистских домов завесили старыми баннерами или грубо заложили кирпичом от солнца. Старый Тель-Авив, под которым теперь уже подразумевалась и застройка середины XX века, стал приходить в упадок. Прибрежные кварталы были превращены в курортную зону, часть зданий была снесена для постройки многоэтажных гостиниц. Но, курортный бизнес из-за непрерывной войны с арабами, то затихающей, то вновь разгорающейся, так и не вышел на полные обороты. Отели-небоскребы стоят практически пустыми, упорно поддерживают «конский» ценник, и потому, мы разглядываем их снаружи и селимся в частном секторе. А Старый Тель-Авив незаметно стал историческим районом, начал привлекать своих ценителей и, потихоньку, реставрироваться и оживать. Что и можно посмотреть на фото.

Comments

Submitted byГость (не проверено) on пн, 02/11/2019 - 12:11
тель-авив во всей "красе", или колоритная краса

Submitted byVladimir_ on чт, 10/02/2014 - 10:07

Здорово конечно, но цели смотрю не достигли. Хотели купаться, а что там за пляжи? Чистые, платные, воруют ли, подводный мир - тоже интересно. Как в Израиле к доллару относятся, а то Египет уже затрахал своими евро. И как лучше к мертвому морю попасть, повыгодней. Про перелет можно узнать и здесь, хотя уже ясно что он значительно дороже чем в Еги.