Мерян Корно / Дорога к Предкам / Урочища Миродольской Округи

Воскресным днём 27 октября 2019 года на Радонежье прошёл снегопад

Но мы, будучи убеждёнными любителями дикой природы и краеведческих походов даже в столь ненастный день, решили реализовать новый план и отправились в новый тур по следующему маршруту:

1) Урочище Шабаново (ныне РП «Миродолье)

2) Деревня Устинки

3) Урочище Пищалина

4) Урочище Иваньково (ныне РП «Миродолье»)

Старинная карта местности

Итак, наш путь начался на месте урочища (исчезнувшей деревни) Шабаново, насчитывавшей, судя по карте 1860-го года, всего несколько дворов и соединявшейся грунтовыми дорогами с соседними деревнями –Иванькова, ВасЪкова, Пищалина (с усадьбой и господским домом), селом Тешилова (написание топонимов даны по карте)

Деревня Шабаново стояла на реке Рондушке – притоке реки Вори. В документах XVIII века река носит название «Рандобож», что позволило Е.М. Поспелову выдвинуть гипотезу о балтийском происхождении данного гидронима. Действительно, завершающий его элемент «-бож» нередко встречается в латышском и литовском языке и всегда связан с водными объектами (ср. латышское bauga – «топкое место у реки» или «bogna» - «болото»). Начальное же «randa» по-латышски значит «углубление в поле или лесу, куда стекает вода». 

Останки деревни

Однако расположение реки в зоне расселения народа меря и угро-финское происхождение названий крупных рек по соседству (Воря, Киржач и др.) заставляет с осторожностью отнестись к версии маститого исследователя, тем более, что сходные слова есть и в языках финно-угорской группы. Слово «ранда» по-эстонски и по-карельски означает «берег». В Эстонии есть и река Рантуга. У саамов берег – «рент», у финнов – «ranta». А в языке коми есть слово «вож» - «приток реки, рукав реки»

Радонежский Лес

Множество гидронимов, названия которых включают элемент «-вож», встречается на русском Севере, в зоне распространения угро-финских топонимов (Войвож, Вожаель и Вожский в Коми республике, Вожбол в бассейне р. Сухоны, Вожма – в Карелии, оз. Воже – Архангельской области, р. Вожега – в Вологодской областии т.д.). Таким образом, можно предположить и угро-финское происхождение данного гидронима, который в начале мог звучать как Рандовож, затем был изменен балтами на Рандобож, а потом славянами на Рондушку» (Б.Б.Вагнер, «Природа, история, имена и судьбы в географических названиях Подмосковья»). 

Сама деревня Шабаново значится на картах примерно до 1960–х годов, ее исчезновение связано предположительно государственной политикой 60-70-х гг. XX века по преобразованию сети сельских населённых пунктов, направленной на ликвидацию части деревень и сёл, рассматриваемых в качестве неперспективных, и создание «агрогородов».

Лесная тропа в буреломе

С северо-западного угла поля мы выдвинулись в сторону деревни Устинки по заваленной буреломом просеке, совпадающей приблизительно со старой проселочной дорогой. Из примечательного на пути нам встретились ямы неизвестного происхождения в еловых посадках, похожие на воронки от выборочно выкорчеванных деревьев. Позже мы обнаружили и подкопанную ель и стали шутить на тему, кто и зачем ворует в глухом лесу двадцатиметровые елки. Для нас это так и осталось загадкой...

Корни огромных елей

О деревне Устинки известно довольно мало. Она исторически располагается на водоразделе рек Яхромы и Вори, и окружена большим количеством болот и ручейков с постоянным и переменным водотоком, питающих бассейны двух вышеупомянутых рек. Вероятно, с этим связано происхождение названия деревни. Так, по одной из версий, история лексического элемента «усть-» восходит к понятию «устье» и, таким образом, свидетельствует о том, что данный населённый пункт расположен в месте впадения реки в другую реку, озеро, водохранилище или море. В письменных источниках, восходящих к древнерусскому языку, встречается архаическое употребление слова «усть» в значении «верховье реки». Помимо обилия влажных и заболоченных мест, окрестности Устинок отличаются заповедным пейзажем, богатой флорой и фауной, которая несомненно, требует сохранения и охраны.

Указатель на Устинки

Выйдя к деревне, на опушку леса, мы повернули вдоль нее на юго-запад и отправились по охотничьей дороге к болотцу, оставшемуся на окраине поля от торфоразработок, которые велись здесь в середине XX века. Болото выглядит очень живописно – высокие кочки, сухие остовы деревьев. На нем часто можно встретить уток. 

Болото

В дальнейшем мы планировали найти поворот с этой дороги на урочище Пищалина, однако, нас встретил буреломный и почти непроходимый в такую погоду лес (шел мокрый снег, который сразу таял и превращался в мокрую кашу под ногами). 

Поход

Решили идти по вполне сносно прочищенной(охотниками и лыжниками) квартальной просеке на юг в надежде, что поворот все-таки найдется. Но, к нашему удивлению, не только не нашелся поворот, но и просеки, которые должны были пересекать нашу в перпендикулярном направлении, обнаружены не были – настолько они заросли. Видимо, в лесничествах Дмитровского района совсем про них забыли… 

Об урочище Пищалина стоит сказать пару слов, хоть мы в этот раз на него и не попали. Деревня эта располагалась на взгорке, на небольшой поляне посреди леса, и была окружена достаточно топкими местами. В ней, судя по карте 1860-го года, находилось несколько дворов в северной части и усадьба с господским домов и фруктовым садом – в южной

Поздние лисички

Населенный пункт с господским домом исчезает с карт в связи с революцией 1917 года и больше не появляется ни в качестве деревни, ни садовых участков. Просто поляна в лесу, на которой еще растут старые деревья, малина и липовая роща, которая помнит господский дом, остатки пруда у ее подножия, да фрагменты фундамента напоминают о том, что здесь когда-то была усадьба.

Наш путь по просеке оказался довольно длинным – около трех километров. Большую часть из них мы прошли по прямой на юг, лишь изредка перелезая через свежий ветровал, когда наконец встретили первую перпендикулярную просеку – лыжню, а на перекрестке красовался деревянный указатель «Устинки» - в сторону, с которой мы пришли.

Залесская рябина

Свернув дальше на лесную дорогу-лыжню на восток и сделав круг, вернулись на поле к урочищу Иваньково, которое было гораздо крупнее – не менее 15 дворов и сохранялось на картах как деревня вплоть до 90-х годов XX века. Позже оно уже помечалось, как садовые участки. 

Завершили же мы свой небольшой поход как всегда вкусным обедом и просушкой вещей у теплой печки в гостеприимном «Миродолье».

Хотите с нами в походы? Подписывайтесь на наш телеграм-канал t.me/ekoturism и следите за новостями и анонсами будущих событий! А также задавайте любые вопросы в привязанном к каналу чате!