Крот, грибы и мшары... или буддистская Мещера а ля Керуак...

Изображения

Слева направо: Анжело, Алехандро, Франко на картине Перова "Охотники на привале" (оригинал в Третьяковке)

ВНИМАНИЕ!
Прочтение этого текста занимает не один десяток минут...
Все совпадения имен, мест, ситуаций и прочего следует считать случайными. Это несколько вольная интерпретация некоего похода...
Слева направо: Анжело, Алехандро, Франко на картине Перова "Охотники на привале" (оригинал в Третьяковке)
Участники (слева направо) на картине Василия Перова "Охотники на привале" (оригинал в Третьяковке):
Анжело
Алехандро
Франко

Безумная неделя подходила к концу, и я уже весь извелся в предвкушении похода. Так нервничают пойнтеры перед охотой. Деловая активность Москвы таяла как эскимо и стекала с парковок на дороги светящимся потоком автомобилей разных мастей. Метро казалось в данном случае более промыслом господним, чем геенной огненной...
Курский вокзал! Кто не знает Курского вокзала, кто не читал Москва-Петушки!.. Город железными щупальцами дверей и турникетов пытается схватить меня за бока и не отпустить... но мой выбор очевиден и Алехандро уже взял нам билеты до Петушков. Анжело обещал догнать нас по дороге.
На поиски пива времени не остается. В рюкзаке необходимое и бутылка коньяка. У Алехандро еще кедровка и настойка-чего-то-там-на-чем-то... Неплохой набор. Я ностальгически думаю о том, что лак и веточку жимолости можно найти, а вот кубанку – уже нет... Эх, Венечка, минула эпоха твоя, но остались герои её... Сжальтесь над нами, Ангелы, вселите разум и искусство пития из оставшихся доступными ингридиентов!
Электричка заполнена до краев, как Ноев ковчег... Куда едут все эти люди, агрессивные и утомленные одновременно? Засыпаю...
На Новогиреево входит Анжело. И его сразу становится много: рюкзак с кучей приаттаченных дивайсов, хитроумные приспособления туриста, отважившегося бросить вызов Мещерским мшарам и вернуться к понедельнику на работу. Посмеиваюсь про себя про его самоуверенность и засыпаю с мыслями о прекрасных чистых выходных, ожидающих нас.

Петушки. Страшно сказать – до этой чУдной станции мы доехали, не выпив ни капли. Ерофеев посчитал бы нас или больными, или ханжами. Я стремлюсь исправить ситуацию и одновременно перегрузить часть общих продуктов товарищам. С платформы идем по азимуту на юг, ну конечно же – все пивные ларьки остались по другую сторону платформы. Там – центральная площадь, автовокзал, жизнь. Мы же идем в ночь, темень, небытие... Останавливаемся прямо под фонарем в спальном трехэтажном районе, «и немедленно выпиваем», закусывая вкуснейшими бутербродами Анжело. Вот она, воистину пища Богов! Это эйфория свободы, проникающая в нас и делающая обычный бутерброд – произведением кулинарного гения. Мы вырвались из каменного мешка и природа уже ждет нас, блудных сынов, готовых попрать ногами спину ея и очиститься от копоти города, не до конца еще отравившего их душу. Фонарь бросает причудливые тени и очерчивает четкий круг на земле благодаря старому крашеному отражателю бог знает какого года...

Идем дальше и, о чудо, выходим на нужную дорогу и двигаемся по ней. Тьма давит на затылок и толкает в спину. Переходим реку, болтая про всякую чушь и надрывая животы от хохота. Очищение и просветление смехом. Так выходит все лживое и наносное, так мы перерождаемся для двух дней отдыха и восприятия мира вокруг нас. Впереди - ждут деревья и травы, закаты и рассветы в тишине, скрип одинокой сосны и одинокое карканье ворона в стеклянном осеннем воздухе, похожее скорее на глас оракула, нежели на птичий гомон.
Как три блуждающих монаха мы идем и смеемся сами себе, реке, лесу и небу.

Свет машин слепит глаза, как фонарик полицейского в фильмах про гангстеров; дружно отворачиваемся и делаем вид, что нас тут нет. Находим нужную дорогу, чтобы заменить разбитый асфальт под ногами на грунтовку. На небе зажигают звезды. Не все понимают, что это кому-то надо... Поток слов льется из нас, как ручей, вырвавшийся на свободу. Интенсивность шуток и яркости обсуждений скачет от темы к теме по четкой синусоиде затихающих колебаний... Свежий ночной воздух пьянит и туманит головы, пока коньяк согревает желудок и разгоняет кровь. Мимо проезжают несколько подготовленных джипов, освещая дорогу люстрами... Как большие жуки-светляки, машины ползут по разъезженной дороге, жужжа и оставляя после себя причудливые следы...

Находим дружелюбную площадку и устраиваемся на ночлег. Пьем коньяк, полируем приятной настойкой-на-чем-то-там-уже-не-важно, подтверждаем старое правило «с женщинами – о лесе, в лесу – о женщинах», мне надоедает шутить, и я «варганю» на хомусе. На очередном витке обсуждений и хохота ложимся спать. Наконец-то... Мой спальный мешок давно уже мерещится мне в подсознании как оазис у бредущего по пустыне. Морфей не долго канителится и просто выключает меня как торшер. Просыпаюсь от звуков хозяйничающего в лагере Алехандро, который успевает замутить костерок и вскипятить воду. Завтракаем лапшой с говядиной, оставляем воды до вечера и отправляемся в путь.

О, чудо! На востоке от столицы моим глазам открывается на удивление северный ландшафт: песчаная дорога, сосны-мачты и мхи с лишайниками будто относят меня в студенческие годы – на Селигер. И воспоминания былых ощущений накатывают волной... Слева тянутся странные, почти квадратные основания былых зданий или землянок, уже поросшие мхами и лесом.
Дорога
Среди идеально ровных сосен встречаем одну, будто загнутую гигантскою рукою в причудливую пародию на кардиограмму. Фотографируемся с ней по очереди, присаживаясь на горизонтальную, как лавочка, ветвь у самой земли... И только потом, дома, замечаем на фотографиях, что сверху из ствола склоняется над нашими головами вниз (!) необычная обломанная ветвь. В профиль она напоминает пугающую горгулью собора Нотр-Дам де Пари, заканчивающуюся черепом с диким оскалом, да еще и с огнем в пасти... Жуть и ужас! Разглядываем другие фотографии: яркий красный огонь виден при разных ракурсах. И не может быть ни отражением ни солнца, ни вспышки... Чертова загадка...
Горгулья с горящей пастью
Я достаю треккинговые палки и начинаю идти с ними. С непривычки чувствую себя неловко, как катающийся впервые на велосипеде. Приходит на ум «стою на асфальте, в лыжи обутый...». Тем не менее, привыкаю быстро. Палки помогают поймать нужный ритм. И я весь превращаюсь в шагающий механизм раз-два-раз-два-левой-правой-левой-правой. Действительно легче. Рюкзак с непривычки давит на плечи, идти тяжело. Превращаюсь в большой недумающий механизм, завороженный собственным движением. Раз-два, раз-два, раз-два... Ищем, где бы свернуть, пытаясь свести воедино данные карты Алехандро и навигатора Анжело... Компасы, к сожалению, нам не помогают: мой компас и компас Алехандро показывают в диаметрально противоположные стороны.
Норд-шутник
Стыд и срам! Похоже, северный полюс решил сегодня пошутить. Мхи и лишайники повсюду! Где же этот шутник-Норд???
На гать
Форсируем небольшую речушку почти вброд, выходим на гать и двигаемся дальше к первой точке – заброшенной военной базе. Плутаем по лесу, пытаясь выйти «напрямую»... Решаем сделать привал, пофотографировать и выпить настойки-не-помню-чего.

После этого быстро находим нужную базу и отфотографируем ее вдоль и поперек. Несколько заброшенных кирпичных корпусов служебных военных зданий и ряд деревянных оштукатуренных домов для жилья персонала стоят почти все без крыш.
Бывшая крыша ангара
Вся электрика снята, пустыми глазницами зияют окна. Деревья и ровный газон прорастают там, где раньше не было ни травинки.
Панорама
Когда-то здесь работали и жили люди. У них были свои мысли и тараканы в голове... О чем думали они, когда уходили с этой базы, когда закрывали последнюю дверь на ключ? Думали вернуться, или снимали все-что-только-можно-унести-и-продать, зная, что все это будет разрушено и затоплено? Сейчас сложно сказать... Есть ли душа у места? Если есть, то у этого места она болит и смотрит на посетителей с легкой грустью, как забытый игрушечный автомобиль смотрит на своего выросшего хозяина...

Идем по песчаной тропинке дальше, сосны образуют четкую ржавую аллею.. Серое небо давит свинцом сверху... Но дышится прохладно и легко. Выходим на озеро. Берег заболочен, пройти невозможно, идем обратно и ищем дорогу... Тропинок море – одна из них выводит нас на нужное направление. Мхи и грибы вокруг. Нахожу гриб – почти белый, только шляпка почти черная и сам темнеет как подосиновик. Польский гриб. Как в детстве – нюхаю свежий грибной аромат... Оставляю на ужин.
Польский гриб
Останавливаемся на привал. На велосипеде к нам подъезжает местный дядька-грибник с полной корзиной польских грибов. Пространно рассказывает нам, как дойти до вожделенного места, и даже дальше – до Гусь-Хрустального. Здесь мы впадаем в ступор, ибо до Гуся этак....много км пути. Отправляемся по обозначенному грибником направлению. Песок поддается под нашей обувью, и мы оставляем за собой шаги, которые сравняет дождь и ветер... Что останется после нас в этом месте? И что в нас останется от этого места? Сможем ли мы смотреть и увидеть, сможем ли слушать и услышать?

Обходим редкие лужи и ломимся вперед. Рюкзак уже заметно давит на плечи и на пояс... Двигаемся часа два. Смотрим на навигатор – прошли всего ничего. Расстраиваемся и молча ускоряемся... Вокруг все живет своей жизнью. Очередной взгляд на навигатор показывает, что мы – молодцы. Сразу успокаиваемся, решаем передохнуть и перекусить. Перекус, традиционно, превращается в очередной допинг-распив с закусью на импровизированном столе из пенька сосны.
Обед и полдник
Анжело наконец-то решается избавиться от чудом невыложенного из рюкзака сигнального огня зеленого цвета. Мне поручено запустить во вселенную это чудо. Горизонтально вытягиваю в руке небольшую черную трубку размером с толстый маркер и дергаю за веревку, не зная, откуда пойдет пламя. Дым окутывает меня с головы до ног.

Зеленый факел огня вырывается на 40-50 см. Я так поражен, что даже не помню, было ли шумовое сопровождение этой световой эйфории. Начинаю дурачится, делая вид, что курю огромный черный косяк, светящийся кислотно-зеленым змием. Получается зачетно!
собственно, косячок!

Но вот собираемся и двигаемся дальше, песок поддается под ногами, справа и слева крутятся навстречу деревья, как на декорации к фильму жизни. И возникает ощущение, что мы стоим, а земля сама крутится нам навстречу, и не остается ничего другого, как просто поднимать и переставлять ноги. Усталость и настойка-чего-то-там делают свое дело. Мы стремимся скорее найти место для стоянки... И вот находим речку, которая должна была пополнить наши скудные запасы воды. Полное разочарование. Вместо ожидаемого чистого весело журчащего потока мы видим мутную недвижимую ленту цвета... «утиного ка-ка», как говорят французы. Решаем искать родниковые озера, из которых вытекают ручьи в это смехотворное подобие водной артерии.

Встречаем смешанную группу туристов, они идут к Северной Гриве на автобус до Шатуры. Решаем молча, мгновенно, и единомысленно («единогласно» тут не скажешь) идти также.

Ставим лагерь, смотрим речку, ужасаемся снова. Темнеет. Я решаюсь добыть нам чистой воды из Нижнего озера. Беру бутылки, иду в путь. Привыкшие к лишним 15 кг ноги подпрыгивают сами по себе и первые 100-200 метров даются весело. Так, наверное, чувствовал себя Армстронг на Луне. Сразу вспоминаю, что в прошлом английских каторжников узнавали даже много лет спустя на «гражданке» по характерной прыгающей походке, к которой они приучались за годы таскания прикованной к ногам гири. А французы у своих приковывали гирю к одно ноге, и прошедший каторгу всю оставшуюся после освобождения жизнь подтягивал одну ногу... Налобник освещает дорогу. Причудливые тени скачут и танцуют вокруг меня. Ветки лезут справа и слева потрогать мою куртку, снять кепку, подержать за руку... Вспоминаются дикие волшебные леса, созданные Братьями Гримм и Тимом Бартоном... Сонная Лощина, Остров Проклятых и Властелин колец. Образы жутких и пугающих лесов из книг и фильмов всплывают перед глазами как безумный калейдоскоп черно-белых корявых движущихся картин в стиле древних голландских офортов.
Дорога сужается, колея превращается в тропинку, пересекаемую упавшими деревьями. Я так и жду появления то орка, то Безумного Шляпника... Однако, вскоре под ногами почва начинает чавкать и пружинить. Болото... Плывун... Вода близко. Вот ее гладь. Черный простор открывается передо мною, отражая в себе как в кривом зеркале преисподней – небеса и звезды. Набираю ледяную жидкость в бутылки. Чудовищный шлепок посредине озера нарушает тишину. Прислушиваюсь и замираю. Тишина проникает в меня и я становлюсь прозрачным. Кажется, самый свет звезд проходит сквозь меня и отражается в воде. Я превращаюсь в слух и ощущения. Холод ледяного света звезд пронизывает меня, покалывает пальцы рук. Вспоминаю сказку про Снежную Королеву и ее царство. Возвращаюсь на дорогу и бреду к лагерю в надежде отогреть тело и душу.

Лагерь уже стоит, костер пылает, потрескивают поленья. Красно-желтые тени устроили пляску святого Вита по деревьям. Кипятим воду и завариваем чай, перекусываем и разливаем по кружкам остатки воды-жизни. Огонь причудливыми драконьими языками снимает с бревен верхний слой. Сверху светят звезды, сосны встают освещенной стеной вокруг нас. Уют и тепло... Запах еды и аромат чая успокаивают и умиротворяют. Сначала мы говорим о пройденном, о планах на завтра. Потом о себе. Мы задаем вопросы друг другу... и рассказываем честно, как на духу. Будто бы у каждого из нас – исповедь. И два святых отца перед каждым – готовы выслушать и отпустить грехи и печали. И сосны, освещенные нервными скачками костра - наша исповедальная.
Наша молодость и жизнь, наши впечатления сменяют друг друга, и мы сами увлекаемся, и заново переживаем эмоции и ощущения прошлого... Это похоже на поток сознания, на чистую энергию, накопленную когда-то и теперь изливающуюся в эту лунную осеннюю ночь в черт-знает-каком уголке Мещеры...
...вы никогда не катались на мотоцикле? да ладно!...
...что это за наколки?..
...на свете есть вещи, через которые лучше никогда не переступать, иначе жить потом невозможно...
...а вы пили паленую водку?..
...я вообще считаю, что есть только один наркотик – героин. все остальное – фигня...
...не, ну скажи, ты ее хотел вообще?..
...а вы разделывали кротов на шкурки?..
...армия отнимает реально 2 года жизни...
...чё мы только не пили...
...если от мотоцикла открутить поворотник, получается стопка как раз грамм на 40. только последним напитком должна быть водка. если клюковка, он прилипнет. не открутишь потом...
...берешь нож в одну руку и крота в другую, и одним движением – надрез, другим - ...
...а как же кокс?..
...да ладно, ладно. ну допустим. только не позволяешь себе. гонишь эти мысли...
...ну вот я связываю его, а он матерится, и приходится пару раз ударить об асфальт головой, чтобы замолчал...
...ну ты садюга! за что ты их?!..
...там мало нормальных людей – одно быдло в основном. даже поговорить не с кем...
...а она тебе «а я – голенькая...»...
...ничего личного, крот, просто деньги...
...катались на трелевщиках ночами. упираешься забралами друг в друга и жмешь газ. и кто кого! они закапываются гусеницами по пузо!..
...это не галлюциногенный гриб, я знаю, я собирал...

Мы смеемся, поражаемся друг другу, сопереживаем... И выражения лиц наших меняются быстрее, чем маски японского театра Но. Огонь подсвечивает нас и от этого все черты становятся гротескными и причудливыми. Но чаще мы смеемся. И это очищает нас. Мы как бы оставляем позади все то, о чем хотели поговорить. Как отцепляем от себя ненужный балласт, и взмываем к звездам. Так очищается сознание, и мысль парит и перетекает с предмета на предмет. Мы все одновременно понимаем это и молчим, пораженные открытием и чистотой момента. И есть только здесь и сейчас. И в темноте большие желто-ржавые листья деревьев падают на осеннюю землю как шаги какого-то невидимого животного, которое бродит вокруг нас и вздыхает...
Мы молчим и смотрим в огонь, и тепло входит в нас и остается внутри. Как тепло после разговора, в котором каждый сказал и был услышан, в котором каждый спросил и получил ответ на вопрос свой...

Поднимаю голову – звезды падают прямо на нас. И только сосны крепостными зубцами подпирают небосвод. Алехандро и Анжело расходятся по палаткам. Я решаю спать под открытым небом. Мне так кажется проще и правильнее. Кутаюсь в спальник, надев на себя все, что есть. Высовываю наружу только нос. Цветные образы наплывают на меня. Усталость, впечатления от увиденного и услышанного как цунами накрывают меня с головой и смывают мой разум в пропасть, в круговорот сознания. Безумный Оле Лукое проносится где-то над нами и накрывает нас троих своим звездным плащом, рассказывая каждому свои сказки, воздавая каждому по заслугам его. Засыпаю...

Холод будит меня только в 4 утра. Кутаюсь посильнее, согреваюсь и засыпаю снова. В полвосьмого встаю полностью отдохнувшим. Морозно. Тихо выползаю из спальника, подкидываю дров в тлеющие угли, раздуваю огонь. В ближайшей палатке тихонько шевелится Алехандро. И вдруг вылазит на корточках с фотоаппаратом наперевес. И застывает. Молча. Безумно смотрим друг на друга.
«Ты испортил мне кадр с кабаном» - говорит этот достойнейший человек голосом обиженного ребенка.
...впадаю в ступор от картины и от сказанного...
«Я думал, тут кабан бродит – ты слишком аккуратно ходил. На человека не было похоже.
Падаем с ним оба от хохота.
Просыпается Анжело. Это добрейший с утра человек даже не ставит нам в упрек наш хохот. Вот это воистину просветленный чувак! Но деваться ему уже некуда – надо вставать...

Идем с Алехандро за водой проторенной мною дорогой к озеру. С трудом по навигатору находим тропинку. Поражаемся, как я окончательно не заблудился тут ночью.
На земле иней, капельки воды на концах травинок превратились в прозрачные ледяные шарики, переливающиеся бриллиантовым блеском и заключающие в себе перевернутое изображение окружающего мира.
Морозное утро
Озеро открывает нам утренние краски. Солнце уже взошло и изливает лучи на желтые листья на противоположном берегу. Легкий пар поднимается от воды. Деревья как им положено, отражаются в воде.
Озеро
Посреди озера спят утки. И вдруг они снимаются, делают пару кругов и, красиво, клином, уходят за лес. Нагибаюсь набрать воду. Ледяная вода морозит пальцы. Слышу над головой свист реактивных самолетов и вижу в зеркальной поверхности воды косяк уток, делающих пару интенсивных заходов над нашими с Алехандро головами.
Утки
Замираем вдвоем и наблюдаем за полетом четкого треугольника. Красиво – не то слово. Это – квинтэссенция лесной жизни. Вода, лес, утки, утреннее небо. Все это пробуждает в нас чувство прекрасной гармонии всего созданного вокруг. Наслаждаемся мигом и идем обратно.

По дороге встречаем двух охотников. Полностью в камуфляже, с камуфляжными же ружьями, они медленно идут молча по дороге, как два больших камуфлированных куста. Спрашивают нас об утках.
«на озере были, улетели, но еще кружат»
Они также медленно и печально уходят дальше, неся в ружьях смерть живому...
Смотрим друг на друга с Алехандро. Эти охотники разобьют гармонию природы. Внесут страдание и боль. Такова их карма. Охотников – стрелять, уток – быть подстреленными.
Задаемся вопросом – как они без собак будут вылавливать дичь из леденеющей воды...

Готовим завтрак – рис и рыба. Прямо японский дзен во всем. Добавляем сырой найденный польский гриб. Пьем крепкий душистый чай, собираемся и выходим. На палатках сконденсировалась влага и к утру замерзла.
Лед
Греем тенты на солнце, но тепла только и хватает, чтобы растопить лед в воду. Просушим дома.

Сегодня нам пройти не так много – километров двадцать. Но расслабляться нельзя. Идем быстро и сосредоточенно. Треккинговые палки уже не кажутся лишними. Они реально помогают. Солнечный свет кидает на дорогу причудливую тень создания с мешком за спиной и четырьмя конечностями. Две из которых – тонкие и длинные. Этакий сюрреалистичный мини-слон Дали в Мещере...
походный слон Дали
Дорога изгибается змеей у нас под ногами, сосны и мхи сменяются перелесками и вырубками, поросшими молодняком. Декорации осеннего леса снова крутятся нам навстречу.
Небо
Догоняем организованную группу правильных молодых туристов. Они расстраиваются, что мы их догнали, и рвут когти в Курилово. Мир вам, чудаки! В некоторых темах прелесть не в цели, а в процессе. Мы уже были в Курилово, и поэтому двигаемся навстречу Северной Гриве.
Знакомые очертания.
Святая троица
Рено
Дом Маркса-Ленина-Путина, допотопный Рено, разукрашенный УАЗик, автобусная остановка. Чувствую себя настоящим битником. Ну... почти....
Расписание, нарисованное масляной красной краской по желтой стене остановки облупилось, но все еще действует.
Действующее расписание
Ждем автобуса около часа, кормимся местными яблоками, доедаем продукты, кормим местного пса (тоже создание божье как-никак).
Народ понемногу собирается. Помещаемся почти в новый автобус, который, тем не менее нещадно коптит и воняет выхлопными газами. И благодарим судьбу, что ехать недолго и этот кошмар скоро закончится.
Нас ждет железнодорожный вокзал Шатуры, палатки, пиво, сигареты, чипсы и беляши в вокзальной кафешке.
Погружаемся в электричку как в чрево кита и почти тут же засыпаем.
Выгружаемся быстро и собранно, не веря своим ногам и глазам.
Неужели путешествие уже закончилось? Хочется отмотать время на 2 дня назад. Чтобы снова солнце и морозный воздух, и сосны и мох, и утки и озеро, и такой вкусный обычный бутерброд с таким душистым обычным черным чаем...

Все еще будет. Снова и снова. Еще и еще... И путь эмоции каждый раз будут чистыми и освежающими как осенний утренний воздух, чувства - горячими как пламя костра, а мысли - быстрыми и ясными как падающие звезды!

PS
На стилистику текста повлияли Венедикт Ерофеев, Джек Керуак, а также техника сказителей народов крайнего северо-востока Азии («что вижу – то пою»)... Мне этот текст показался любопытным... Спешу поделиться.
PPS
В отчете использованы фотографии Анжело и Франко

Comments

Submitted byMasarini on пн, 10/11/2010 - 22:43

Не знаю насколько правильно я определил, но кажется вы были на озере Круглец, и заброшенная воинская часть там рядом, вроде знакомая?

Да, да, мне тоже показалось что это база Круглец (ну ее так называют, т.к. она неподалеку от озера)

Submitted byvik on вт, 10/12/2010 - 00:56

Lepilot, у меня нет слов :smil440k:
Великолепно передал атмосферу! Зацепило. Спасибо!
Зная твоих персонажей не по наслышке :smile:, понимаю, что все это сущая правда до самой последней мелочи. Ты как, все это конспектировал, или запомнил? Сам обычно думаю, как предать все эти образы/эмоции, но к моменту написания они уже притупляются, и не доходят до бумаги. А у тебя получилось!

Submitted byAlekLych on вт, 10/12/2010 - 07:11

шикарно - как сам побывал.

Жаль - не получилось пойти с вами...

Или получилось?...
Но откуда у меня столько похожих фотографий?... Эх, вспомнить бы...:shok:

Читал как хорошую увлекательную книгу. Был с другой стороны железной дороги, 30 км от Петушков перпендикулярно Горьковскому шоссе, так никаких мхов и лишайников, классический пейзаж-смешанные леса и поля.

Submitted byJuryS on вт, 10/12/2010 - 09:17

Читал и как будто рядом шел...)
Понравилось про "просветленного с утра Ме.. Анжело...":smile: Живо представил... я видел...:smile:
...сейчас уже жалею, что предпочел отдохнуть в эти выходные..
_____________________________________
"...а посуда вперед и вперед...по полям по болотам идет.
И чайник сказал утюгу.....":laughing:

Прочтение этого текста занимает не один десяток минут...
Но время пролетает незаметно))) Спасибо за литературное произведение!!!

Очередной шедевр от Лепилота! ИМХО самый литературный отчет на форуме. Назначим его руководителем отдела по печати и распространению агитационных листовок.... Или все дело в польских грибах?

Кстати, а почему небыло анонса? Я бы то же так хотел....

Submitted byknopka80 on вт, 10/12/2010 - 11:03

Сашка, так классно и вкусно написано, что мне ужасно захотелось в поход!!!

Submitted byShel on вт, 10/12/2010 - 11:22

Дочитал все до конца.... Просто слов нет! Это лучшее, что я читал наверно за последний год =)

но уже есть вопросы
2 Анжело&Алехандро, что вы сделали с Франко? Люди возвращаются из походов с вами"другими" ну не столько же! :shok:
2 Алехандро, настойка из "настойки-не-помню-чего", это так которую "оставьте девушкам"? :smil44c6:
2 Анжело, как ты теперь будешь бороться с медведями? :smil4459:

Submitted bylepilot on вт, 10/12/2010 - 13:35

Если найду хозяина записок - передам ему гранд мерси. :smil443E:
Надо сходить также куда-нибудь, а то прям зависть берет, чес-слово! :smil4434: