Дамаск - древняя жемчужина Востока

Дамаск – одна из древнейших жемчужин Земли
Это было мое второе посещение Сирии.
Дамаск, Сирия. 2002 год
Первое посещение Дамаска было в конце декабря 2002 г. Тогда мы возвращались домой из Багдада (но это отдельная история). В связи с отсутствием прямых авиарейсов Багдад-Москва мы были вынуждены выехать из Багдада рано утром на машине. Это был громадный Шевроле Субурбан с тремя рядами сидений, последний из которых я и оккупировал. Дорога была монотонная, идеально ровная трасса и легкие покачивания машины-крейсера располагали к дремоте. Окружающая природа представляла собой бесконечную пустыню. В отдельных местах человек облагораживал территорию и получался, своего рода, оазис. Типичные для данной местности светло серые дома из самодельных блоков. В некоторых местах брели караваны верблюдов. И яркое солнце. Солнце, которое не щадит ничего, от которого не спрятаться.

Просмотреть увеличенную карту
Одним из ярких воспоминаний осталось пересечение границы Ирака с Сирией. В таможенном здании рядом с трассой нам предложили чай сначала на иракской стороне, а потом и на сирийской, как и принято, из армуды.

Казалось бы, чужие люди, но так положено на Востоке – мы гости и нас надо напоить чаем. Прелесть армуды в том, что геометрия стакана позволяет, чай в верхней части остывает, а в нижней остается горячим.
Дорога заняла около 10 часов с расстоянием около 850 км. На территории Сирии стало появляться все больше растительности, небольших поселений и городов. Военные Сирии выглядят менее агрессивно, по сравнению с Ираком, за счет меньшего вооружения. Как и в Ираке, основное оснащение – автомат Калашникова.
Мы въезжаем в город Дамаск – столицу Сирии. Запомнилось множество желтых такси. Так же как и в Ираке, водители машин, не переставая, сигналят друг другу, оповещая о своем присутствии и маневре. Поначалу это сильно удивляет, а потом привыкаешь. Машины в обеих странах представлены образцами 70-80 г.г. Встречаются даже раритеты 50-60 г.г. – яркие длинные автомобили с характерными задами. В Дамаске много такси (ВАЗ 2110) российского автопрома. Сказывается братская поддержка.
И конечно, запомнилась гора Касьюн (Qasyoon). Ее высота около 450 м от уровня земли и 1150 м от уровня моря. Ночью эта гора напоминала большой жилой дом со светящимися окнами или большой океанский лайнер, горящий всеми иллюминаторам. Ощущение усиливалось моим далеко не 100%-ым зрением, когда не видны четкие силуэты домов.
Тот вечер мы провели в гостях у российского представителя нашей компании. Хорошая просторная квартира, много камня, теплая беседа и много виски на голодный желудок… После Ирака с мусульманским доминированием Сирия предстала для меня более европезированной страной. Наличие церквей, другой ритм жизни, больше улыбающихся и раскрепощенных людей. Прогуливаясь по городу запомнились гранаты и апельсины, весящие в сетках, светящиеся магазинчика с восточными сладостями.
Нас посадили в самолет Бейрут-Дамаск-Москва. Как потом оказалось, нам выписали вторые билеты на те же места, что и другим людям. Но в салон самолета нас завели раньше, что позволило нам улететь. Совесть кричала, что я поступаю неправильно. Но что сделано, то сделано.
Эти воспоминания всплыли в голове после посещения страны почти 10 лет назад.
Дамаск, Сирия. 2009 год
Второй визит в Сирию произошел в ноябре 2009 года. Это была деловая поездка, к счастью не очень насыщенная, что оставляло время на прогулки по городу.
Ночной рейс через Стамбул привез меня в Дамаск ранним утром. Меня должны были встретить в аэропорту. Прождав около 10 минут после получения багажа и не найдя встречающего я начал подумывать а не отправиться ли мне самому в гостиницу. На мои звонки встречающий не отвечал. Я отправился в кафе и заказав кофе дождался все-таки доктора Фаруха. Я узнал его практически сразу по быстрому взволнованно ищущему взгляду. Внешне, как мне описали ранее он был похож одновременно на Луи Де Фюнеса и Дени Де Вито. Мы поздоровались. Он прекрасно говорил по-русски (как потом выяснилось, он закончил один из московских ВУЗов и был женат на русской). А повез он меня не в гостиницу, а к себе домой. Дорога в ночное время была пустынная, кое-где стояли полицейские и проезжали такси. Сумерки уже отходили и зарождался новый день.
Фарух оказался очень приятным человеком, оставившим после всей поездки у меня только теплые воспоминания. К сожалению, как это часто бывает, однажды познакомившись в другой стране и планируя дальнейшее общение, мы ни разу не встречались. Лишь редкие поздравления с профессиональными и общими праздниками
Так вот, доктор Фарух привез меня к себе домой. Обычный дом, чистый подъезд, много камня в квартире. Если у нас на полу распространен паркет/ламинат/линолеум, то там, как я понял, камень. Мне была выделена комната, приняв душ я тут же уснул, чтобы проснуться через полтора часа. На следующий день нас ждала встреча с коллегами и поездка в другой город.
Утром, попив чая, мы отправились к гостинице Омар Хайям (Omar Al Khayam), где нас уже ждал наш дорогой коллега Анатолий Игнатьевич, профессор-волновик из Харькова.

Мы ждали нашего коллегу – сирийца Билала, организовавшего встречу с потенциальными заказчиками. Я немного побродил по ближайшей площади Марджи (Al-Marjeh, переводится как «луг», напоминает о временах, когда здесь пасли скот на берегах р. Барада) или иначе, официально, площади Мучеников.
Сегодня река Барада, на которой стоит Дамаск, представляет собой ручеек неприглядного цвета.

Так вот, вернемся к площади Мучеников. Около века назад по приказу местного мэра на этой площади были казнены восставшие за независимость борцы. В центре площади монумент-колонна в честь открытия телеграфной линии между Дамаском и Мединой. На колонне расположен макет мечети Йылдыз а Стамбуле.

Рядом велось строительство мечети и торгового комплекса Ялбуга (Yalbogha Mosque (Jameh)). Новая мечеть возводится на месте ветхой и разрушенной в 1975 г. старой.

Побродив еще немного по площади, я сделал еще несколько фотографий.
Вид с площади в сторону горы Касьюн.

Вид с площади на улицу Санджакдар. Санджак - турецкое слово, означающее «знамя». Так именовался вымпел, который несли во главе процессии паломников, отправляющихся в хадж.

Пройдя немного вперед и повернув направо мы выходим к офису одной авиакомпании, которая в 2002 г помогла нам выбраться домой.

Дождавшись Билала, мы отправились на самолете в город на востоке Сирии Дэйр-эз-Зор (Deir Az-Zor).
Город расположен на правом берегу реки Евфрат.

Жилые дома города…

И мечеть…

Мы расположились в ведомственной гостинице, любезно предоставленной встречающей стороной.

Гостиница оказалась вполне комфортной для проживания.


Памятники покойного отца действующего Президента встречали нас во многих местах страны.

Одной из целей нашей поездки было проведение совещания с геологами.

Нас встретили очень радушно. Некоторые из специалистов в советские времена получили образование в нашей стране и сохранили теплые отношения, не смотря на все прошедшие исторические перипетии.
Здание администрации предприятия.

Мои коллеги в здании компании на фоне экс-президента-отца Хафеза Асада и президента-сына Башара Асада.
Никого вам Билал не напоминает??? «… Единственная моя, ветром …» )))

Столовая предприятия. Здесь нам был накрыт хороший стол без излишеств, в традиционном национальном стиле. В Сирии еда очень сытная и относительно не дорогая. Лаваш, лепешки, кебабы, шашлыки, овощи, щедро сдобренные лимонным соком и оливковым маслом. И большое количество замазок. Обожаю, оторвав свежий кусок лаваша, макнуть его в замазку. Запить можно айраном или просто водой. В конце трапезы непременно чай.

На территории предприятия

Погибший брат и отец действующего Президента.

Попрощавшись со специалистами мы отправились обратно в Дамаск, но уже на автомобиле.
Фотография типичной сирийской деревушки, снятая на ходу из машины.

Памятник в виде кувшина с полумесяцем на одной из площадей проезжаемого города.

Уже к ночи мы добрались до Пальмиры.
Пальмира (Тадмор) - соперница Рима на Востоке, столица древнего государства, находящаяся в самом сердце Сирийской пустыни. Первые упоминания относятся к 2-му веку до н.э. Есть легенда, что Пальмиру для Соломона строили джинны.
Триумфальная арка – это визитная карточка Пальмиры, она изображена на купюре в 100 сирийских лир, на входном билете и на многих открытках.






Вернувшись в Дамаск мы направились в гостиницу Омар Хайам. По пути я пытался фотографировать из машины.


Утро случилось пасмурное. Мы отправились в офис Билала, чтобы воспользоваться интернетом и обговорить дальнейшие шаги.
Вид из офиса Билала на гору Касьюн и близрасположенные места.









Схема Старого Дамаска в фойе гостиницы Омар Хайам.

Памятник Саладину – легендарному султану, который начал победоносную войну с крестоносцами. Расположен рядом с цитаделью и крытым рынком Хамидия в старом городе. Рынок назван в честь османского султана Абдул-Хамида II, при котором в 1885 году рынок накрыли железной крышей. Место это издревле было торговым.

Рынок Хамидия представляет собой несколько улиц, соединенных узкими, а зачастую и низкими (ниже человеческого роста) проулками, где ведется торговля всем, чем только можно представить. Атмосферу этого места дополняют различные запахи – кофе, специи, масла. Они откладываются на корке головного мозга. И где бы я ни был и если чувствовал оттенки этого запаха, я вспоминаю Дамаск.

Полюбившийся мне кофе имеет для меня интересную историю. Несколько раз в кафешках и в офисах мне приносили крепко заваренный черный кофе со своеобразным вкусом. На вопрос что за сорт кофе и что придает такой удивительный вкус мне объяснили, что этот сорт называется Парази (по крайней мере, так мне слышалось), а удивительный вкус – это кардамон. Я долго искал сорт Парази, пока не увидел как мелют кофе с какими-то зернами (на поверку, эти зерна и оказались в последствии кардамоном). А сорт Парази это ни что иное, как Бразиль, или просто бразильский кофе.

Не надо говорить, что я накупил себе и в подарок родным и близким разных сортов кофе как в зернах, так и молотый. На мое счастье, кофе с кардамоном не понравился моей семье и я еще несколько месяцев получал удовольствие в одиночку.

Восточные сладости заслуживают отдельной истории. Я вообще не ровно дышу в сторону восточных сладостей, но увиденное в Дамаске повергло меня в оцепенение. Прилавки ломятся от изобилия сладостей. В основном, это печеные, пропитанные патокой и медом вкусности, выложенные пирамидами. Во многих присутствует начинка в виде орешка. Всевозможные орехи в различных глазурях и без, сухофрукты, финики. Я специально выделяю финики. Разных размеров, сухие и в виде пасты. Их я привез домой в достаточном количестве.

Также, домой и родным я привез несколько коробок ассорти сладостей, местный горный мед и мыло.
Сирия славится оливковым мылом. Оно содержит свыше 60% масла оливы. Я накупил и себе домой и в подарок несколько кусков. Есть обычное, типа хозяйственного, есть с ароматическими маслами. Очень полезное из-за своей натуральности. Относительно дорогое.
Один раз, на встрече с местным агентом, который, как тут водится, обещал вывести нас на крупную компанию, после рукопожатия я улавливал тонкий неприятный запах. Все принюхивался и когда понял, что пахнет мое недавнее рукопожатие, я ловил себя на мысли, что не могу больше думать о бизнесе и почему он не помыл руки после туалета. Как потом выяснилось, так пахнет местное мыло. Что-то вроде нашего хозяйственного. Надо отдать должное, что местные люди очень чистоплотные. Чистоте туалетов может позавидовать любой наш общественный.

В конце улицы-рынка возвышаются 12-метровые колонны, поддерживающие фрагмент фронтона – это то, что осталось от древнеримского храма Юпитера, возведенного в III в.

Мечеть Омейядов - одна из самых знаменитых мечетей мира. В самой мечети находится уникальная христианская часовня, где похоронена голова Иоанна Крестителя.
Наружные стены мечети были застроены домами, которые начали сносить еще османские власти. Однако когда турки ушли, хозяева домов вернулись и отстроились заново.

В 80-е гг. мечеть опять расчистили от домов и устроили небольшую площадь. С одной стороны этой площади останки храма Юпитера и рынок Хамидия, с другой мечеть Омейядов. Постоянно подкармливаемые на площади голуби создают особый колорит.

Струйки воды, бьющие прямо из-под булыжников, развлекают местных детишек.


Стена, окружающая мечеть, очень старая. С давних времен здесь вокруг строили храмы.

Сначала арамейцы воздвигли святилище своему богу Хададу, потом римляне – храм Юпитеру Дамасскому, в IV в. византийский император Феодосий возвел базилику Св. Захария, в 635 году храм разделили на две части – христианскую и мусульманскую.
В 708 г халиф Валид, желая построить в Дамаске мечеть, достойную его династии, конфисковал собор Св. Иоанна, в котором мусульмане и христиане молились бок о бок в течение 70 лет - одни в западной половине, другие - в восточной.
Для возведения мечети были привлечены талантливые архитекторы и ремесленники со всех концов страны, использованы лучшие материалы. Мечеть Омейядов должна была олицетворять славу и могущество арабского государства, поражать роскошью и красотой убранства.

Изящное сооружение на восьми колоннах - Куббат аль-Хазна - сокровищница, в которую нет хода непосредственно с земли (787 г.) Как-то раз в одной из сокровищниц была совершена кража хранившихся там «под защитой Аллаха» казенных денег, с тех пор сокровищницы стали строить без входа с земли.

Эту улочку я снял потому, что свод над проходом достигает мне по переносицу и для того, чтобы по проходу пройти следует пригнуть голову.

В таких местах поистине узнаешь, что это древний город. Хотя, зайдя в Москве в некоторые подворотни, можно увидеть и более ветхие строения.


Возле мечети Омейядов, слева, кофейня «Нофара». Говорят, это единственное место в Дамаске, где сохранилась традиция выступлений «хакауати» - сказителей народных баллад. Здесь один из самых лучших и дешевых кальянов в Дамаске. Жизнь протекает размеренно. Сидят и беседуют мужчины и женщины, пьют чай, кофе, курят кальян. Кто-то играет в нарды. Умиротворение ощущается нутром. Наверное так продолжается уже несколько веков…

Идя по улочкам старого города, ты четко понимаешь, что приближаешься к мастерской чеканщика. Изделия его ручного труда выставлены здесь же. Я пригляделся к некоторым работам мастеров. Честно говоря, создается ощущение, что работа выполнена исключительно на продажу. В свое время, нам привозили блюда и кувшины иракских мастеров и они были более высокого качества.


Улочки старого Дамаска. Вспоминая те дни, проведенные в Дамаске, я ассоциирую себя с молодой собакой, выбежавшей из дома рано утром на свежевыпавший снег, которая начинает носиться кругами, нюхая новые следы. Это чувство свободы, чего-то нового. Мне кажется, что я именно носился, а не ходил по этим улочкам. Потому что хотелось посмотреть все. Были улочки с тупиками, куда я доходил и упирался в чью-то дверь и мне приходилось возвращаться. Были дни, когда я заходил уже в темное время суток на такие улочки, что мурашки пробегали по спине.

Света нет, проплывают силуэты запоздавших прохожих. А я просто свернул со светлой улочки в поисках новой (или в поисках приключений на свою голову). Тут и начинаешь вспоминать предостережения, что не надо ходить иностранцам по малозаполненным улицам, да еще в темное время суток… короче – руссо туристо!
Это часть Прямой улицы, которая делится на Мидхат-паша (ниже на фотографии) и Баб Шарки. Уровень улицы был на полтора метра ниже. Длина улицы составляет 1.5 км.

Улица Прямая упоминается в Евангелии будучи связана с историей жизни Святого апостола Павла.
Павел (Савл до крещения) был воспитан в строгой иудейской традиции и помогал преследовать христиан. Однажды Павел получил полномочие от синедриона для поездки в Дамаск, чтобы и там продолжить преследования приверженцев новой веры.
Но близ Дамаска Савлу явился Иисус в мощном потоке света с небес. Ослепленный видением, Савл упал с коня и его, потерявшего зрение, пришлось вести в Дамаск, где он остановился у Иуды, жившего на Прямой улице.
Туда Господь направил своего ученика Ананию, который путем наложения рук избавляет Савла от слепоты и крестил Савла, получившего теперь имя Павел.
Теперь Павел оказался в роли гонимого. Он скрывался у христиан, и во время побега из Дамаска, ученики апостола спустили его ночью на веревке в корзине с городской стены.
После чего Павел продолжил свои путешествия по свету, распространяя всюду христианство.
Мидхат-паша выводит к Римской арке (III в.). Остатки арки были обнаружены в 1749 году, когда-то она имела три пролета.

Сразу за аркой начинается вторая часть Прямой улицы – Баб Шарки.

Вторая часть Прямой улицы – Баб Шарки.

И это Баб Шарки.

И это Баб Шарки.

Почти сразу за аркой - православный собор Святой Девы Марии (Мирьямия) и резиденция Антиохийской патриархии православной церкви. На этом месте прежде стояла византийская базилика. Современный храм был построен в 1970 году.

Антиохийская церковь была основана в 37 году Святыми апостолами Петром и Павлом. Местом пребывания ее главы – патриарха, долгое время являлся город Антиохия (Турция), потом – монастырь Дейр аз-Заафран, а с 1959 г. – Дамаск. Лучшими представителями Антиохийской богословской школы были Иоанн Златоуст, Илларион Великий, Иоанн Дамаский.

Этого рыжего кота я встретил в переулке рядом с Баб Шарки. Он опасливо грыз корку лаваша, оглядываясь, чтобы его никто не спугнул. Я пожелал ему приятного аппетита и отправился дальше.

Что-то на этом месте есть под землей…

И опять проулок близ Баб Шарки…

Связки фруктов, которые висят в сетках повсюду на улицах, по вашей просьбе легко превращаются в стакан свежего сока. Яблоки, апельсины и, конечно же, гранаты… большие сочные гранаты. В свой предыдущий приезд я так хотел привезти этот фрукт, но….. попросту не было денег. А теперь это все есть в магазинах и в России.

В этой части Баб Шарки дорога становится более оживленной. Постоянно ездят машины, стайки детишек с ранцами, выбегая из подворотни, торопятся домой после школы.

Сирийский Католический кафедральный собор

Он же, но уже внутри…

Продолжение Прямой улицы – Баб Шарки.

Переулок в Еврейском квартале. После войны 1967 года евреев в Дамаске практически не осталось и ныне ничего особо еврейского тут не чувствуется.

Резиденция армянского митрополита

Восточные врата Баб Шарки. Над ними возвышается минарет, построенный Нуреддином в XII веке

Пройдя старый город насквозь по Прямой улице, я попадаю на оживленную улицу Мидан. По этой улице паломники со всех концов исламского мира направлялись в хаджж (паломничество) к святым местам Мекки и Медины. Совершение хаджжа самое важное событие в жизни каждого мусульманина. При выходе из Старого города Прямая улица (Мидхат-паша) расположена медресе Сибаия (или Джами Харратын), построенная в 1515 году наместником Дамаска Сибаи, который в ней и похоронен.

Не помню где это, но мне кажется, я вышел из западных ворот Старого Дамаска на уличу и сделал это фото.

Типичная ситуация для большинства густонаселенных городов. Заметьте, что большая часть автомобилей это такси.

Вид на ту же улицу с пешеходного моста

Находясь в офисе Билала и выглянув в окно, я насчитал 43 одновременно видимых глазу мечетей и минаретов.

Вот так, менее чем за неделю, мне удалось осмотреть, наверное, только одну двадцатую часть города. Сирия глубоко запала мне в душу.
И очень жаль слышать и видеть происходящие сегодня в стране события. Эта древняя страна достойна лучшего.

Comments

Submitted byknopka80 on чт, 09/29/2011 - 17:10

Спасибо за такой пряный, яркий и шумный, как восточный базар отчет. Читая его окунаешься в эту атмосферу и вспоминаешь все восточные рынки и улочки, на которых когда была!