Грузия – эталон гостеприимства. Как бы путеводитель. Часть 3.

Изображения

вернисаж у Сухого моста

http://www.4turista.ru/content/gruziya-%E2%80%93-etalon-gostepriimstva-kak-putevoditel-chast-1
http://www.4turista.ru/content/gruziya-%E2%80%93-etalon-gostepriimstva-kak-putevoditel-chast-2
11. Рассказ Ромы тамады.

Ночной поезд Батуми – Тбилиси. Все купе нараспашку, пассажиры в проходе у окон, общаются. Рядом с нашим купе стоит и дышит свежим воздухом крупный спокойный мужчина. А мы суетимся - таскаем из тамбура оставшиеся части велосипедов и багаж. Пытаемся разместить наше барахло в купе. Наконец успокоились и, как положено, вливаемся в «вагонные споры».

Слово за слово, разговорились. Рома – офицер охраны с батумской нефтебазы едет в Тбилиси на ежегодную переаттестацию. Пить отказывается наотрез.

- Вы знаете, я сегодня первый день трезвый. Вообще я профессиональный тамада. А тут четыре дня назад у меня была свадьба. Вы знаете, сколько выпили? Да неважно, много!

- А почему так поздно женились?

- Все как-то не находил свою половину. Встречался с одной, с другой, даже до свадьбы дело доходило, но почему-то в самый последний момент, вдруг раз! И что-то происходило. Мелочь какая-то. И все! Расходились как в море корабли.

- А Вам сколько лет?

- Сорок.

- Да-а-а, порядочно. Но выглядите отлично.

- Э! Хотите, расскажу, как я познакомился со своей будущей женой!

- Конечно, хотим!

Рассказ Ромы.

Я живу в Батуми. Здесь же в Батуми живет моя мама. Отец умер, мама уже пожилая женщина. И вот недавно она мне говорит: «Рома, если ты ко мне придешь без невесты, я тебя на порог не пущу!»

И вот мне пришлось искать невесту. . . .

Через Интернет нашел. Со многими пробовал общаться. Ответят раз, два и затихают. А этой написал, она ответила. Еще раз написал, она снова ответила. Предложил встретиться – согласилась.

Ну, купил я вот такой букет роз. Стою, жду. А как она выглядит, даже не знаю. Мало ли что в этом Интернете, какие картинки!

И вот идет, такая красивая, и ко мне подходит.

- Вы Лейла?

- Да. А Вы Роман?

- Да.

Ну, пошли мы в ресторан. Посидели, пообщались. Затем проводил я её на маршрутку. У нее семья под Батуми в селе живет. Говорю ей: «До свидания, Лейла. Завтра приеду с твоим отцом знакомиться».

- Не приедешь! – говорит.

- Как не приеду?!

- А так не приедешь.

- Ну, увидишь.

И вот отдраил я свою белую Волгу 2410. Пропылесосил салон. Погладил костюм. Купил цветы и поехал. А сам даже фамилии и адреса Лейлы не знаю.

Долго катался по их селу, темнеть уже стало. Наконец, нашел. Показали, где она живет.

Въезжаю на машине прямо во двор. На дороге места нет – перегорожу весь проезд.

На пороге стоит ее отец, курит. А тут я такой в костюме и с цветами.

- Здравствуйте, уважаемый. Вы отец Лейлы? Я приехал к Вам.

- Ну, заходи, коли приехал.

Слава Богу, думаю, сразу не выгнал. Поднимаюсь в дом. А там стол накрыт и сидят дядьки Лейлы. А Лейла глянула на меня и дальше делами занимается.

- Слушай дочка, ты знаешь этого человека? – спрашивает ее отец.

- Да, это Роман.

- Жених что ли твой?

- Да.

А если бы сказала, что не знает, то всё, стали бы меня бить. А я бы даже не ответил, потому как полюбил ее.

- Ладно, Роман. Присаживайся. Экзаменовать тебя будем.

Позвали они еще одного старика. Старик самым опасным экзаменатором оказался.

И вот сидим за столом, выпиваем. Они расспрашивают обо мне, о родственниках, о друзьях. Расспрашивают с пристрастием, подробно. При этом следят, чтобы я стакан полностью выпивал, а сами половинят. А дед, тот вообще не пьет!

Целые сутки сидели. Ну, вроде как удовлетворил я их. И родственники знакомые нашлись, и я вроде как держу себя достойно.

- Ладно, - говорит ее отец: - поезжай домой. Сватов присылай.

И тут самый сложный момент экзамена. Как на машине из двора выехать? Двор узкий, не развернешься. Да еще темнота кромешная.

И вот сажусь за руль и держу его, лишь бы он не шелохнулся. Потихоньку задом сдаю. Проехал, не задел ворота. На дороге развернулся и спускаюсь к городу. Спать хочется страшно, а нельзя. Свет фар за километры на серпантине виден. Ну, кое-как доехал. А после сватов заслал, а там и свадьба.

[color=#0000FF]Заметки на салфетке, от Nicola (ТМ).

Чем ближе к цивилизации, тем меньше кувшин.
Вино в бутылках надо выбирать по трем словам (на грузинском языке) на этикетке, которые означают – Телавский винный завод. Если на этикетке лишь два слова, вино лучше не брать.[/color]

12. Немного о Тбилиси.

Проспект Шота Руставели, Кала, серные бани, Сухой мост, Театр Марионеток.

Проспект Шота Руставели – пафосная современная улица. Отремонтированные фасады, бутики, кафе быстрого обслуживания, знаменитый Концерт-холл, уйма народу и машин. Все для любителей современной цивилизации, то есть не для нас.

Калаубани (убани – район)– исторический центр Тбилиси. Десятки запутанных в клубок улочек. Аутентичные дворики и строящиеся особняки.

Спешите, пока всю Калу не обновили.

В традиционном тбилисском дворике – интернационал. Дети к окончанию школы знают, как минимум пять языков. Обязательно грузинский, армянский, русский, и возможно греческий, езди(езидский), курдский или тюркский. А сегодняшние дети еще и английский.

На одной из кривых улочек мы упираемся в голубой Запорожец. Весь в стикерах, а на багажнике приспособление для крепежа велосипеда. Мы замерли. Тимофеев полез за фотоаппаратом. Я же оглядываюсь и вижу дядечку наблюдающего за нами из раскрытого окна обветшалого здания. На здании табличка – HOSTEL.

- Гамарджоба!

- Гамарждоба, генацвале! А ю фром?

- Из Москвы.

- О! Минуточку. Я сейчас выйду.

- Знаете, что про этот автомобиль даже в журнале статья была. Сейчас покажу.

Открывает дверь и достает глянцевый журнал Auto Bild . Там его ласточка сфотографирована во всех деталях. Вплоть до панели и хромированного дверного замка.

Мы, конечно, восторгаемся. А заодно интересуемся хостелом. Про то, велосипедист ли этот джентльмен, даже спрашивать не нужно. Его высушенная долговязая фигура, шорты и наколенник говорят нам обо всем.

- Вы знаете, я сейчас никого не селю. Дом в разрухе, я вот, по соседству строю. Это будет отличный хостел. Но, ребята, если Вы хотите, то просто живите, кровати есть. Душа, правда, нет, но вода есть.

- Спасибо, у нас в Тбилиси друзья. Но если что, мы непременно зайдем.

- Заходите, заходите!

Серные бани.

«Отроду не встречал ничего роскошнее тифлисских бань». А.С. Пушкин.

Побывать в тифлисских банях нужно обязательно. Это Вам не европейские горячие источники, оформленные как дворцы из стекла и стали, и подсвеченные ярким электричеством. Здесь бани, построенные даже недавно, выглядят как сотни лет назад.

Купола из красного кирпича венчают барабаны для вентиляции. Не хватает только маковок с крестами.

Бани №5 постройки 1925-1926 гг. Внутри влажный полумрак. Девушка за столом при входе. На лавочках только попарившийся или ждущий своей очереди разношерстный народ.

Мы берем номер с бассейном за 35 лари на час плюс каждому массаж за 10 лари.

Есть номера за 25 лари – там только два душа, лежак для массажа и комната отдыха. Общие бани по 3 лари – там только помывочное отделение и душ. Может, есть и более роскошные номера, но нам их не предложили. (1 лари – 0,5 евро).

Бабушка в синем велюровом халате приносит нам из подсобки простыни и запускает нас в номер. Предбанник довольно скромный – диванчик из кожзаменителя, пара стульев, кафельные стены, при входе три пары резиновых тапочек made in Iran. Зато сама парная очень любопытная. Все в синенькой, с разводами, плитке. Понятное дело сводчатый потолок с дыркой наверху для вентиляции. Бассейн 2х1,5 глубиной около метра с ужасно горячей, на первый взгляд, водой чуть пахнущей сероводородом. В центре беломраморный лежак для массажа. И еще два душа.

Сначала душ, а следом погружение в горячую нирвану. Вода слегка пузырится. Усталые члены расслабляются. А после ванны, как после парной – допотевание.

Массаж делает грузинский Апполон – молодой могучий красавец (“мекисе” – терщик, киса - мочалка). Щедро намыленное тело массируется, растягивается, мнется и гнется. Под таким массажем не заснешь. Тем более что как и повсюду в Грузии, общение продолжается.

Сухой мост – место, где торговали всегда. Никакие запреты не могли помешать тысячам людей приходить и торговать тем, что у них есть. Сейчас здесь торгуют старыми книжками, советскими значками и медалями, серебром, кинжалами, рогами и самое главное (для меня) картинами. Благодаря картинам этот зеленый сквер у набережной Мтквари превращается из броканта – места, где торгуют подержанным барахлом, в Монмартр и Андреевский спуск – в вернисаж под открытым небом. Ведя велосипед в поводу медленно перехожу от одной выставки к другой. Где-то задерживаюсь, где-то ускоряюсь. Здесь штамповка, тут серьезные картины, а у этих нельзя сдержать улыбку. Прохожу два круга и всё же возвращаюсь к картине Эмзара Кхабалиани. Торгуюсь недолго. Мне все равно, что цену не скидывают. Мне даже приятно, что грузин, продавший мне эту картину, остался доволен.

Там же у Сухого моста есть ресторан Дзвели Тбилиси (Старый Тбилиси) с террасами, глядящими на реку. Шум Мтквари заглушает рев машин. Ледяное белое прозрачное вино Четл из глиняного кувшина и вкуснейшая закуска – Пхали (Мхали) баклажаны и шпинат с ореховой пастой украшенные зеленью и гранатовыми зернышками. Прекрасное завершение шопинга. Кто-то обмывает магнитики, кто-то картину.

Театр марионеток Резо Габриадзе. Это совсем молодой кукольный театр, построенный в 1981 году. Маленький, но удивительно уютный. Непонятный, но, в то же время, прекрасный. Мы смотрели спектакль «Осень моей весны». По сцене в черных одеждах грациозно передвигаются кукловоды. Смешные и немного грустные куклы оживают на сцене. Они смеются и плачут. Грузинская публика хохочет, иностранцы судорожно пытаются уловить суть. Сверху над сценой бегущая строка английских субтитров. Голова немного кружится от впечатлений и вина. А тут еще нужно успеть перевести с английского и не пропустить действия на сцене. Наконец, отчаиваюсь и просто наблюдаю за игрой. «Осень моей весны» - тонкая трагикомедия с привкусом антисоветчины. Непонятно, но умиляет.

Очень хотелось иметь либретто на русском языке. И я его нашел в Интернете.

[color=#0000FF]Невесть откуда прилетевшая говорящая птица Борис поселилась в семье старого шарманщика Варлаама и его жены Домны. Варлаам умирает, Борис остается опекать Домну – он воюет с электросчетчиком, сжирающим бабушкину пенсию, договаривается с Атлантом, держащим на каменных плечах здание Сбербанка, и уносит в клюве толстую пачку двадцатипятирублевок. В прямом смысле бросает деньги на ветер, терпит любовный крах и пускается в загул. Сбившуюся с пути птицу арестовывает конная милиция, а прокурор приговаривает к пожизненному заключению в витрине зоомагазина. В финале Борис улетает на кладбище, где лежат Варлаам и Домна, и внезапно становится мишенью для невидимого охотника. «Сердце, постучи еще пару раз, не мелочись!» – уговаривает раненый Борис, доползает до их могилы и затихает. Сверху появляется архангел Гавриил и забирает птицу к себе.
Как и положено романтическому вестерну, ключевой сюжет «Осени» – любовный. Отважный Борис страстно влюблен в прекрасную девушку Нинель, та отвергает его, ссылаясь на теорию Дарвина и покорно принимая ухаживания другого – не пернатого, а двуногого. Самая поэтичная сцена спектакля – свидание Нинель и Бориса. Кукла Нинель сделана с фантастическим искусством: тут и возрожденческая томность движений, и тонкое лицо, и рыжие локоны, и крошечная сумочка, небрежно свисающая с левой кисти. Появившись ночью на балконе, Нинель движется, точно окутанная облаком любовной тоски, ее движения полны неги и обреченности. Кукле с легкостью удается то, что нечасто выходит у самых прославленных балерин, – вызвать у зрителей слезы восторга и сострадания.
«Все мы – бездарные марионетки, каждую минуту гневим небеса (за исключением нескольких случаев – Моцарта там, Гете). Но небеса жалеют нас именно из-за того, что мы так неуклюжи…», – говорит драматург, художник, маг и чародей Резо Габриадзе.
Спектакль можно смотреть и в третий, и в пятый раз, каждый раз с удовольствием подмечая новые детали. «Я вспоминал, что на заднем буфере паровоза подвязан узелок с обедом для машиниста; что когда птичка Боря поет арию своей возлюбленной, то его друг-инвалид протягивает ему костыль, чтобы певцу было поудобней и повыше; что около стенографистки в суде висит авоська с молоком и яйцами, что у начальника милиции всегда заняты обе руки – в каждой по револьверу…», – вспоминает Андрей Битов.
Резо Габриадзе – всемирно известный грузинский писатель, художник, режиссер, автор более чем 30 фильмов. В том числе «Мимино», «Кин-дза-дза», «Чудаки».
[/color]

В темноте мы выходим из театра. Во дворе ресторанчика, в котором мы ужинали перед спектаклем, стоят наши велосипеды. А сверху в пакете лежит сегодня купленная картина. Нам предстоит долгий путь по ночному Тбилиси в гостеприимный офис Виталия.

[color=#0000FF]Заметки на салфетке, от Nicola (ТМ).

Тбилисцы – еще одна нация в семье гурийцев, тушинцев, имеритинцев, аджарцев, сванов, кахетинцев и… всех, всех, всех. Их так и хочется спросить: «Люди, вы вот так прям и живете в музее или, на худой конец, в декорациях к грузинским фильмам»?
Настоящий тбилисец это тот, кто не бросит бычок под ноги, а эффектным щелчком отправит его в сторону урны.[/color]

13. Окрестности Тбилиси или краткий курс грузинского маунтин-байкера.

Поздним вечером, за полночь, за заключительным стаканчиком домашнего вина из родового поместья нашего хозяина, мы договорились с Виталием о велопрогулке к Черепашьему озеру.

* * * *

Утром, хлебнув мацони, выезжаем на встречу с Виталием. Для начала круто вниз по раздолбанному участку шоссе, а затем все вверх и вверх. Мимо летающей тарелки центрального офиса службы спасения Грузии к микрорайону плато Нуцубидзе.

А вот и Виталий на самом резвом своем скакуне. Два других его велосипеда стоят в офисе. Мало ли когда захочется прокатиться директору фирмы Orient Logic Ltd(Восточная логика).

- Гамарджоба, Виталий!

- Гамарджоба, ребята! Ну как, готовы к походу?

- Готовы, а далеко?

- Нет. Вон видите башенку на противоположном склоне? Вот под ней озеро. А сейчас давайте на Лиси (Lisi) махнем. Грех не заглянуть, до этого озера всего триста метров.

«Ага, по вертикали, наверное», подумали мы, но ответили:

- Конечно, Виталий, поехали. О чем разговор?

Озеро на самом деле оказалось близко. На берегу пока еще неработающий нарядный ресторан, банька с серной водой, огромные дающие тень тополя и множество машин с отдыхающими. Поэтому, чтобы искупаться в укромном месте, пришлось изрядно поколесить по грязным дорогам вдоль рыбачьих угодий. Купались под прикрытием камышей и под радостные вопли лягушек.

- Ну, а теперь к Черепаховому озеру. Только не отставайте, будет много поворотов.

- Да, хорошо. Будем стараться.

Так постарались, что Коля Тимофеев на крутом спуске на своем лихом коне проскочил нужный поворот на серпантин. Думаете, кто-нибудь рванул за ним? Ошибаетесь. Мы просто остались его ждать. Должен же он оглянуться (когда-нибудь).

Виталий советует нам с Машкой начинать движение наверх. Дальше заблудиться невозможно. Озеро на самом верху асфальтированной дороги. Маша поехала, а я задержался. Увидел группу бегущих к нам спортсменов во главе с тренером. Виталий объясняет:

- Это второй состав нашей сборной по регби. Кстати, знаешь, с каким счетом Грузия с Россией недавно в регби сыграла? Нет?! 46 – 0! А?!!!

Я пристроился позади колонны регбистов. Кручу себе потихоньку педали и думаю о том, что колесо все-таки величайшее изобретение человечества. Ребята потеют, футболки на ходу снимают.

Поздоровался с ними, воды предложил. Отказываются. Но уже какие-то отношения у нас налаживаются.

- Вот Ваш тренер еще совсем не вспотел, а вы уже все мокрые.

- Да, наш тренер настоящий полковник!

- У нас говорят, «мертвые не потеют».

Ребята хохочут и передают друг другу, о чем услышали.

Лучше дать им комментарий.

- Это на тренировке так говорят. Если не потеешь, значит, плохо тренируешься.

И эта фраза передается по рядам. Слышу одобрение.

- А Вы откуда?

- Из Москвы. От Тбилиси до Батуми на великах проехали.

- О! А Вы что велоспортсмен?

- Нет, так, путешествуем. А вот, кстати, Маша – украшение нашей велогруппы.

- Ай, молодец, Маша!

- Далеко еще до озера, - спрашивает Маруся.

- Нет. Шесть километров. Вернее три вверх, а нам потом еще три вниз.

К вершине и я на своих хваленых колесах взмок, как мышь. А ребята – регбисты, на ходу попрощавшись, пустились дальше свою трешечку добегать.

Черепашье озеро, как парк ЦПКиО. Масса народу, аттракционы, водные велосипеды, ресторанчики. А у нас прощальный обед в Грузии. Из бассейна с бурлящей водой на удочку вылавливается форель и тут же жарится. Первый тост за покровителя Грузии – святого Георгия. Праздник, в его честь отмечает сегодня вся Грузия.

Обратный путь, безусловно, легче, но и он не прост. Как говорит Виталий: «в Грузии 50% дорог в гору». Так что к концу этой небольшой прогулки, всего-то 33 км, ноги наши подгибаются.

- Спасибо тебе Виталий, за этот краткий курс грузинского маунтин-байкера. :)

[color=#0000FF] Заметки на салфетке, от Nicola (ТМ).

Нельзя не выпить за суперинтеллигентность грузинских собак – были облаяны только единожды – злобным белым пуделем в Тбилиси, у памятника Софико Чиаурели. (Просто чуть не задавили бедную собачку. Ред.)[/color]

14. Грузия, мы не прощаемся.
Вы почувствовали, «путеводитель» оказался далеко не полным. Не охвачены Сванетия с ее башнями и альпийскими лугами, благословенная Кахетия – родина виноделия с 7000-летней историей, горнолыжный Гудаури и многое, многое другое. Эта маленькая страна оказалась под завязку наполнена достопримечательностями. А это значит лишь одно – мы будем вынуждены вернуться в Грузию. Тимофеев с Машкой, чтобы босыми ногами давить кахетинский виноград. Я, чтобы сплавиться по весенней Мтквари на байдарках. И конечно мы приведем с собой друзей. Ведь без них нельзя. И наши друзья обретут в Грузии еще друзей, много друзей. И от этого наши страны станут еще чуточку ближе.

Грузия, мы не прощаемся. Мы говорим тебе до свидания. Мадлоба! И Гагимарджос!

[color=#0000FF] Заметки на салфетке, от Nicola (ТМ).

Georgie in my mind.

В Грузии опасно! Кто Вам сказал?!! Мы уже с нетерпением ждем конца сентября, чтобы под Челентано, голыми пятками, давить виноград нового урожая в Кахетии.[/color]

Comments

Последние строки про меня, с одной стороны очень хочется верить в традиции и культуру народа этой страны, с другой - мой отрицательный опыт общения с его отдельными представителями. Спасибо, вряд ли в ближайшее время окажусь там, а Ваш рассказ , хоть и заочное, но очень приятное знакомство с Грузией.